Проекткешер
Преобразуем мир энергией и делами женщин
facebook Однокласники facebook
Присоединяйтесь к нам:

Бетя Речистер

(записала Людмила Котова, Львов)

          СБетя Речистер Проектом Кешер Бетю в 1996 году на праздновании Хануки познакомила руководитель женской группы «Авив» Галина Гаврилина. Бетя привела учеников воскресной школы, которые проявили глубокие знания истории и традиции праздника. Это послужило началом многолетнего сотрудничества. Будучи директором воскресной школы, руководя ульпаном, Бетя способствовала приобщению к идишкайту тысяч львовян – и детей, и взрослых. Той же цели служат и её многочисленные лекции перед подопечными Хэсэд-Арье и членами общества еврейской культуры им. Шолом-Алейхема.
    «Изучайте Тору, в ней – всё, и всё – правда, подтверждаемая научными изысканиями. В ней нет ничего случайного. Каждая деталь в ней, будучи словом Б-жьим, имеет своё предназначение, как, например, недельные главы».


 Бетя родилась в 1927 году в местечке Тульчин Винницкой области Украины. Её родители – Сендер и Рахиль -  поженились там совсем юными по большой любви. Дед со стороны отца исполнял должность «а габэ ин шил» (администратор в синагоге).  В многодетной семье отец был «мизынек» (младший). В гражданскую войну он воевал на стороне красных, едва не потерял в бою ногу, на всю жизнь остался хромым. Позднее, чтобы прокормить семью, помогал своим старшим братьям развозить по сельским ярмаркам товары. В 1928 году, когда Бете едва исполнился год, Сендера, как «непролетарский элемент», проигнорировав его революционное прошлое, вместе с семьёй выслали в Ташкент. Хотя Ташкент слыл «городом хлебным», но голода и горя молодым «лишенцам», состоявшим под наблюдением НКВД, пришлось хлебнуть. Стремясь всё-таки попасть в «пролетарские элементы», Сендер выучился на механика швейных машин и стал работать на фабрике. Рахиль шила дома нижнее мужское бельё. В семье было трое детей. Старший брат Бети, Давид, в 18 лет погиб на Великой Отечественной войне. Последнее письмо от него родные получили 1 августа 1942 года из-под Керчи: «Поздравьте меня с совершеннолетием. Воюем. Впереди море. Позади немцы». И больше – ни единой весточки. Боль утраты мучила родителей и мучает до сих пор Бетю. Младший брат Ефим, историк по образованию, в 1972 году вместе с мамой (отец к тому времени умер) уехал в Израиль.
Большая часть детства Бети прошла в Ташкенте. Она любила этот город и считала его своей родиной. Идеалом для девочки всегда была мама: её преданность родным, доброта, самопожертвование в сочетании с незаурядным умом и организованностью, всегда были примером. Дети её просто боготворили. Мама говорила им: «Представляете, как мне, сироте, было тяжело сызмала работать на чужих людей. А у вас, советских детей, - счастливое детство. Знаете, чего я хочу больше всего? Чтобы мои дети приобщились к культуре».
Бетя мечтала быть балериной. Лёгонькая, как ветерок, девочка могла танцевать, даже просто идя по дороге. Занималась балетом в Доме пионеров, училась в музыкальной школе. Купить пианино родители не могли, но девочка склеила длинную полосу бумаги, нарисовала на ней клавиатуру и разучивала этюды Черни и фуги Баха, бегая пальчиками по чёрным и белым «клавишам». Она всегда была так хорошо готова к уроку, что учительница музыки даже не догадывалась об отсутствии инструмента у этого способного ребёнка. Позже, во время войны, в эвакуации в Самарканде занятия музыкой и балетом пришлось прекратить.
Притом, что родители говорили на идиш, Бетя в Ташкенте совершенно не сознавала, что их семья – евреи.  Дома об этом никогда не упоминали. Бетя вспоминает: «Для меня существовали только люди, говорящие на идиш, и узбеки. Однажды, с куском чем-то намазанного хлеба в руке я забежала в гости к подружке. Её мать неожиданно для меня раскричалась: «Как ты посмела заявиться сюда с хлебом и осквернить нашу квартиру? Разве не знаешь, что сейчас Пасха и все порядочные люди едят мацу? Я с рёвом примчалась домой, а мама сказала только: «Не обижайся на неё. Таков обычай – на Пасху есть не хлеб, а мацу». И ни слова о том, что всё это имеет какое-то отношение к нам. Только через много лет я осознала, что произошло на самом деле». О своёй национальности Бетя узнала, только когда Речистерам перед войной, после десяти лет ссылки, разрешили вернуться на Украину в родной Тульчин, где семья оказалась среди родственников-евреев. После этого она никогда не скрывала своего еврейства. Антисемитизм особенно остро почувствовался после «дела врачей», когда Бетю, как и многих других с «пятой графой», уволили из Львовского университета, где она преподавала английский на факультете иностранных языков. Пришлось долго искать работу, т.к взглянув на документы, ей без объяснений указывали на дверь.
«Я всегда в течение всей жизни была очень активна, - говорит Бетя Александровна, - и теперь, когда мне уже 85 лет, не мыслю себя без общественной работы, без общения с людьми, без передачи им моих знаний». Школу она закончила с золотой медалью, английскую филологию в университете – с красным дипломом. В детстве занималась музыкой, классическим балетом, народными танцами, декламацией, ходила в театральную студию. Выступала в составе детских коллективов в школе, в Домах пионеров, в клубах. В войну, в эвакуации, кроме учёбы в школе, работала в колхозе, в госпитале, выступала с разными номерами перед ранеными.  Работая учителем английского (а временами - немецкого и французского) языков в школе, с ребятами своего класса организовывала различные постановки, инсценировки, участвовали в многочисленных конкурсах, ходили в зимние и летние походы, ездили в Киев, Москву, Ленинград. Бетя передала детям свою страстью к фотографии, и вместе с ними делала из снимков фотоальбомы на различные темы.
Участвовать в еврейской жизни Бетя Александровна стала, следуя за мужем – Борисом Михайловичем Дорфманом. Борис Михайлович – большой патриот, знаток идиш и иврита, активный деятель еврейского возрождения во Львове. Именно под влиянием этого замечательного человека, Бетя окончательно осознала себя еврейкой и направила свою активность в соответствующее русло. После того, как во Львове начался процесс еврейского национального возрождения, Бетя с особенным удовольствием и гордостью работает в еврейских организациях, считает, что именно в этом проявляется ее еврейская суть. Бетя- член Совета Львовского общества еврейской культуры им. Шолом- Алейхема. Ведет занятия по идиш и ивриту, организует лекции и беседы о еврейских праздниках и традициях, о евреях-участниках Великой Отечественной войны, о деятелях литературы и искусства (например, цикл «Еврейские мотивы в произведениях художников»).
 Когда в школе № 35 открылся первый еврейский класс и встал вопрос о преподавании иврита, руководство обратилось к Бете и не ошиблось. Хотя в то время не было ещё ни одного учебника, её знания, энергичность и изобретательность позволили ребятишкам в первый же год получить необходимые основы языка.  Использовала детские песенки (помогал львовский композитор Б.Е. Берлин), игры, пьески-диалоги.
          В 1991 году Бетя Александровна стала одним из инициаторов создания еврейской воскресной школы. Директорствуя в этой школе на протяжении четырнадцати лет, Бетя отдавала ей всю душу. Педагог от Бога, она с маленьким коллективом энтузиастов-волонтеров, сумела наладить дело с нуля. В школе бывало до ста пятидесяти человек трёх возрастных групп. Изучали еврейские традиции, историю, отмечали праздники. Немало помогал супруг Бети- Борис Михайлович Дорфман, как знаток идишкайта. Он же вёл идиш- «мамэ лошн». Иврит преподавала Бетя. Директор заботилась о том, чтобы жизнь воскресной школы была максимально активной и яркой. Дети не только учились: им организовывали различные поездки, экскурсии по еврейским местам Львова катание на лодках, подвижные игры, просмотр израильских фильмов, давали возможность проявить свои дарования, выступая в концертах и театральных постановках. Бетя Александровна никогда ничего ни у кого не просила для себя, но для своей школы могла пойти на многое. Постепенно сумела выбить компьютеры, организовала изучение английского языка, обязательные горячие завтраки для детей. Параллельно с этим она 20 лет проработала в ульпане – сначала учителем, потом директором. Она в совершенстве знает иврит. Толчком для изучения послужило следующее: на пустынном израильском кладбище в Афеке она безуспешно разыскивала могилу своей мамы. Наконец, появился сторож-араб, который не знал ни английского, ни русского, только иврит. Бетя Александровна не могла с ним объясниться и узнать, где дорогая могила. Так, плача, и ушла ни с чем. Пришло твёрдое решение выучить иврит. В 80 лет Бетя закончила Открытый университет Израиля одна из всей Украины с красным дипломом!
Она гордиться своими внуками, которым помогла стать настоящими евреями. Оба закончили еврейскую гимназию, были активистами молодежных еврейских организаций. Сегодня старший внук, Александр Назар, возглавляет Львовское Общество Еврейской Культуры имени Шолом-Алейхема, а младший, Роман Назар, служит в Армии Обороны Израиля.
    

  

  
   
            
 
Все фотографии и тексты на сайте являются собственностью Проекта Кешер.