Проекткешер
Преобразуем мир энергией и делами женщин
facebook Однокласники facebook
Присоединяйтесь к нам:

Елена Деречинская

(записала Лариса Стародубцева, Нижний Новгород)

Елена ДеречинскаяЕлена родилась в Горьком (Нижний Новгород) 28 ноября 1951 г. Ее родители-беженцы Великой Отечественной войны. Мама, Мария Юдовна Аскинази, жила в Полоцке (Белоруссия). Бомбить их начали в первый день войны. В конце июня маме с родственниками удалось убежать из города. Они должны были ехать в Казахстан. Но мама с родителями и старшей сестрой остановились в Горьком, так как здесь жил с 1920-х годов ее дядя. Остальные родственники поехали в Казахстан. Горьковский адрес стал связующим звеном между теми, кого разбросала по разным местам эвакуация, и теми, кто воевал на фронте.

Муж старшей маминой сестры и муж бабушкиной сестры были кадровыми военными и служили на границе. Мамин папа не подлежал мобилизации по возрасту и болезни. Он работал на заводе в Полоцке до последнего дня, ушел из города в день захвата немцами. В Горьком он работал слесарем на заводе, а бабушка была портнихой. Папа, Лев Рувимович Деречинский, в 1941 году жил с мамой и старшей сестрой в г. Великие Луки Псковской области. Они попали туда как семья «врага народа», высланная из Ленинграда. Папин папа, Деречинский Рувим Яковлевич, 1900 г.р., был репрессирован в мае 1937 года и в декабре 1937 года расстрелян. Он был известным специалистом по развитию телефонной связи и одним из основателей Ленинградского института связи им. Бонч-Бруевича. Был арестован по делу наркома связи Рыкова. В декабре 1937 года семью выслали из города сначала в башкирский городок Белебей, затем в Великие Луки, где и застала их война.

В Горький они приехали к папиному дяде, Иосифу Моисеевичу Рыбакову, профессору-терапевту, приехавшему работать в Нижний Новгород в 1932 году из Саратова по приглашению Медицинского института. Мама и папа окончили в Горьком школу (мама – радиотехнический техникум) и поступили на электрофак Горьковского политехнического института, где и познакомились. После защиты диплома в 1951 году, они расписались. Оба инженеры-радисты, проработали в приборостроительном НИИ. Папа очень хороший специалист-разработчик, изобретатель и рационализатор, ведущий и главный конструктор многих разработок; мама-ведущий инженер. Семья состояла из 4-х человек: мама, папа, Лена и младшая сестра Юля. Лена любила древнюю историю и хотела быть археологом и путешественником; очень любила литературу о животных и хотела изучать их жизнь и лечить. Потом девочка видела себя разведчиком, партизаном, ученым-экспериментатором. Любила кино и театр и хотела быть кино- и театроведом. Но, всегда были две профессии, перед которыми Лена преклонялась: врач и учитель. В итоге, после школы она пошла в Горьковский государственный университет им. Н.И. Лобачевского на отделение микробиологии биологического факультета. В этом выборе и последующей 25-летней работе в лаборатории по изучению вирусных гепатитов в клинике НИИ эпидемиологии и микробиологии, соединились медицина и педагогика, эксперимент и научное исследование.

 Елена подготовила и защитила в 1991 году кандидатскую диссертацию по специальности «Аллергология и иммунология». В 1980 году окончила курсы экскурсоводов и в свободное время водила экскурсии по Нижнему Новгороду, городам «Золотого Кольца» и другим, стала еще и заядлым фотографом. . Елену привлекали люди, увлеченные своим делом, честные и порядочные, умные и много знающие, доброжелательные к окружающим, с такими хотелось общаться, учиться у них. Конечно, это родители. Если говорить о литературных героях, то это: гимнаст Тибул из «Трех толстяков» Ю. Алеши, главный герой-разведчик из книги «И один в поле воин» Ю. Дольд-Михайлика, княжна Марья Волконская из романа «Война и Мир» Л.Н Толстого, и, конечно, Володя Устименко из трилогии Юрия Германа. Еврейство в семье никогда не замалчивалось.

Никто не менял своих имен и отчеств, а они у родителей и бабушек были «говорящими». Мамина мама, бабушка Лены, с которой она в детстве проводила много времени, говорила и писала на идиш. Мама с ней говорила на идиш, особенно, если они хотели что-то скрыть от девочки. В еде бабушка старалась соблюдать кашрут, давала девочкам хануке-гелд. Отмечались и праздники, не всегда они назывались, но на столе стояла определенная еда. Всегда весной была маца, за которой Лена с бабушкой специально ходили, и девочка смотрела, как ее пекут. Поход за мацой стал традицией. Даже, когда уже не было бабушки, и можно было заказать, чтобы мацу принесли домой, они с мамой всегда ходили сами туда, где ее пекут. Папа идиш не знал, хотя помнил, что его дедушка молился и соблюдал кашрут. Бабушка, его мама, употребляла еврейские слова и выражения, пела песни. Когда в Горький приезжали артисты, исполнявшие еврейские песни, и еврейский театр КЕМТ, затем – театр «Шолом» – они всегда ходили на эти концерты и спектакли. Позднее, особенно в период и после 6-ти дневной войны, они с папой слушали по приемнику «Голос Израиля», «Радио Свобода», «Голос Америки». Приходили друзья родителей и родственники и обсуждали эти вопросы. Папа рассказывал фрагменты еврейской истории, особенно на Песах. В доме стала появляться «самиздатовская» литература, книги из библиотеки «Алия», которые Лена читала: «Помню «Эксодус» Л. Юриса на папиросной бумаге, «Крутой маршрут» Е. Гинзбург, знание о планомерном уничтожении евреев нацистами и другие, которые произвели на меня, еще школьницу, неизгладимое впечатление.

Поэтому, через 20 лет, когда по городу пошли слухи, что скоро откроется клуб еврейской культуры, для нее было естественным пойти туда и привести всю семью, предложить свою помощь». Часто было, когда Лена в компании останавливала неприятные разговоры по поводу евреев, пытаясь опровергнуть на примере своей семьи и знакомых, слышала в ответ: «Ты еврейка? Но ты хорошая». Когда после окончания университета устраивалась на работу, то трижды Лене сначала говорили, как она нужна, а, после заполнения анкеты, отказывали под разными предлогами. В еврейской общине Елена с самого начала – с апреля 1989 года, испытывая «интерес и чувство, что – это мое дело. Видимо, во мне копилась энергия, чтобы проявиться в этом. Возрождение еврейской жизни, открытое ее проявление – это своеобразный ответ нацистам, антисемитам, обществу «Память» и прочим – нас не сломить, мы были, есть и будем. И очень хотелось, чтобы поколение, идущее за нами, не было закомплексовано и не чувствовало ущемленности от принадлежности к еврейскому народу».

С 1990 года Лена стала оповестителем - по спискам выявлялось социальное положение людей, их потребности. Затем разносила посылки по домам, помогала составлять базу данных нуждающихся в помощи, и т.д. Стала активным волонтером в Хэсэде и одновременно помогала директору общества еврейской культуры.

В 1998 году Елена стала исполнительным директором общества еврейской культуры Цви Гирш, ответственной за лекторий Народного университета еврейской культуры, потом и представителем Открытого университета Израиля в городе. Нужно было восстановить работу общества еврейской культуры, которая практически остановилась в 1997 г. в связи выездом в Израиль предыдущего директора. И, после 1,5 лет регулярной работы (еженедельно она устраивала мероприятия: лекции, встречи, праздники, ОФЕКи т.д.), с 2000 г. в БФ «Джойнт» арендовал помещение и выделить финансирование.

С этого времени Лена стала работать постоянно и налаживать регулярную каждодневную работу в центре. Результаты деятельности Елены на должности директора НООО Общества еврейской культуры Цви Гирш (ОЕК Цви Гирш): налажена регулярная еженедельная работа общества при отсутствии постоянного помещения; в 1999 года проведен первый в Нижнем Новгороде ОФЕК – общинный фестиваль еврейской книги, который стал началом многолетней и популярной в городе еврейской программой. ОФЕК каждый год был посвящен определенным вехам истории евреев. Были и выездные ОФЕКи в Дзержинск, Рязань, Владимир. С марта 2000 года ОЕК Цви Гирш начало работать ежедневно. Собрала команду единомышленников, с которыми сделали центр любимым местом для лиц разного возраста. Начала работать библиотека, фонды которой постоянно пополнялись, помогали пополнить фонды еврейским библиотекам Дзержинска, Рязани, Владимира. Открылись молодежный и семейный клубы, лекторий, клуб интеллигенции, программа творческих встреч, историко-краеведческая программа, принимали участие в исторических конференциях со своими исследованиями, шахматный кружок, иврит-клуб, кружок по изучению английского языка, обучение в Открытом университете Израиля, класс компьютерной грамотности и другие подпрограммы.

Многие мероприятия (ОФЕК и праздники) проходили в городских залах, куда приглашались все желающие жители города, представители различных общественных организаций, вузов, национально-культурных обществ, администрации, СМИ. Был создан при Законодательном собрании Нижегородской области Общественный совет из представителей национальных обществ. Также начато сотрудничество с НПЦ «Холокост», организован Областной конкурс работ «Память о Холокосте – путь к толерантности», проводились круглые столы, посвященные международным дням толерантности и памяти жертв Холокоста. После объединения ОЕК Цви Гирш с Хэсэдом в БФ ЕЦ «Хэсэд Сара» Елена, освободившись от административной работы, смогла больше времени отдавать творчеству и изучению истории евреев Нижнего Новгорода. Стала координаторам исторических программ: «Память имен» (сбор и систематизация материала о погибших евреях во время войны), «Еврейская община в лицах» (встречи с интересными нижегородцами, дни памяти известных нижегородцев) и т.д. По результатам изучения архивных материалов, семейных историй, Елена пишет статьи в общинную газету «БеЯхад», в журнал «Корни». В соавторстве с коллегами написана книга «О чем молчат дома. Евреи в Нижнем Новгороде» (2010), подготовлен к изданию сборник докладов конференции «История евреев Центральной России и Поволжья» (2011), книга «Нижегородские евреи в русской театральной культуре» (2012); подготовлен материал и оформлен в стендах для музея «История евреев в Нижнем Новгороде. Листая времени страницы», открытого в декабре 2013 г. в БФ ЕЦ «Хэсэд Сара».

Елена считает «постоянную просветительскую деятельность, сотрудничество с другими национальными общинами, различными общественными организациями, школами, вузами и т.д. очень важным моментом в создании в городе благоприятной и спокойной (толерантной) атмосферы, улучшении имиджа еврейской общины, стирании отрицательных стереотипов и, соответственно, снижении антисемитски настроенных людей в городе. Когда ты делаешь то, что тебе интересно и получаешь желаемый результат – это кайф. Последние 20 лет, которые я работаю в еврейской общине, получаю удовольствие от удачно организованного и проведенного мероприятия, фестиваля и т.д., прочитанной лекции и написанной статьи, понравившейся людям; от найденного интересного материала в архиве и т.д.» Лене приятно, когда евреи выходят в лидеры в разных аспектах жизни, и стыдно в противоположном случае, т.к. при традиционном многовековом пристальном внимании со стороны других народов евреи должны стараться вести так, «чтобы не было мучительно больно» за последствия. Ибо очень часто по действиям одного судят обо всех. А кто ты – женщина, или мужчина, или ребенок – не имеет никакого значения.

О Проекте Кешер Елена услышала в 1999 г. на конференции СЕФЕР, где познакомилась со Светланой Якименко, директором организации. Затем позвонила Нюся Гольдштейн, региональный представитель Проекта Кешер, и предложила организовать в «Цви Гирш» женскую группу, Лена согласилась. Подобрала человека, который бы стал руководителем- Анну Итину. И они вместе поехали на семинар Проекта Кешер. Здесь уже произошло настоящее знакомство и с целями и задачами организации, и с его лидерами, и с представительницами из других городов, с новыми методиками работы в группе. Вернувшись домой, Елена и Анна организовали женскую группу в ОЕК Цви Гирш, которая стала проводить встречи и мероприятия по материалам и с использование интерактивных методик Проекта Кешер. Т

ем, кто только начал свой путь к еврейству, Елена желает: «Учиться! Читать литературу, как художественную, так и историческую и галахическую. Ибо еще великий Рамбам, автор «Мишне Тора» и «Путеводителя растерянных», говорил, что только тот правильно соблюдает заповеди, кто понимает, что, почему и зачем он это делает. И в этом вопросе он дискутировал с другими мудрецами, которые считали, что совсем не обязательно знать, достаточно просто соблюдать. А тем, кто приходил к нам в Цви Гирш и спрашивал: «С чего начать? Что почитать?», - я советовала для начала почитать «Эксодус» Леона Юриса, поскольку в книге есть все: и история, и традиция, и интересные судьбы героев. Опыт показал, что совет мой был верным. Кстати, эту и другие книги прочитали мои русские подруги – очень хороший способ нейтрализации антисемитской пропаганды».
  

  
   
            
 
Все фотографии и тексты на сайте являются собственностью Проекта Кешер.