Проекткешер
Преобразуем мир энергией и делами женщин
facebook Однокласники facebook
Присоединяйтесь к нам:

Вайакгель

Краткое содержание главы "Вайакгель"

Шмот (Исход) 35:1-38:20

Моше собирает народ Израиля и вновь повторяет им заповедь о соблюдении Шаббата. Затем он сообщает предписания о сооружении Мишкана (Святилища).
Люди с щедростью жертвуют в изобилии, принося золото, серебро, медь, синие, пурпурные и красные шерстяные ткани, козью шерсть, льняную пряжу, шкуры, дерево, оливковое масло, ароматные вещества и драгоценные камни. Моше вынужден повелеть прекратить приношение.
"Мудрые сердцем" ремесленники изготавливают Мишкан и его утварь (все, что детально описывалось в предыдущих главах): три слоя покрытий; 48 покрытых золотом столбов; 100 серебряных подножий; Парохет - занавесь, разделяющую два помещения Святилища; Масах - переднюю занавесь; Ковчег и его покрытие с фигурами Крувим; золотой стол; золотой семисвечник - Менора; золотой жертвенник и смесь ароматных воскурений; масло помазания; наружный жертвенник и его принадлежности; крючки, столбы и подножия для ограждения двора и умывальник, изготовленный из медных зеркал.


Уроки недельной главы:

1.    Сороковая работа
2.    Свет мой, зеркальце...   
3.    И собрал…
4.    Важнейшее строительство


1.    Сороковая работа

Мистико-аллегорический смысл субботнего покоя

Р-н Янки Таубер
Живописец склоняется к холсту, пристально в него всматриваясь. Писатель корпит над клавиатурой. Скульптор вырезает в камне тонкие линии и глубокие борозды. Каждое прикосновение кисти, каждое нажатие клавиши, каждый удар резца выполнен с предельной концентрацией, поскольку художник изливает свою собственную душу, вкладывая ее в это действие.
Но время от времени художник отступает. Он разгибает свою спину, расслабляет конечности, даже делает шаг или два назад, чтобы рассмотреть свою работу с большей дистанции. Он отрывает свою душу от работы, чтобы увидеть ее с внешней стороны, а не изнутри. Надолго замерев, он будет просто стоять или сидеть там. Отстраненно, или даже отчужденно. Чтобы затем снова окунуться в работу.
Представьте, что вам захотелось вместить всю мудрость мира в одно единственное произведение - сочинение достаточно компактное, чтобы его можно было копировать вручную со свитка на свиток, перемещать с места на место и передавать от поколения к поколению в течение тысяч лет. Как бы вы это сделали?
Естественно, вы бы подбирали свои слова очень тщательно, стараясь использовать множество значений каждого слова. Вы бы строили предложения так, чтобы они могли быть прочитаны различными способами, передавая опять-таки разные идеи. Вы использовали бы метафорику, чтобы передать историю в истории, закон внутри другого закона, идею внутри идеи. Если бы вы задали каждой букве численное значение и сделали определенные буквы взаимозаменяемыми, то каждое слово в вашем сочинении будет еще и кодом - фактически рядом кодов - передавая множество уровней смысла. Вы также включили бы намеки в саму форму букв, в изыски каллиграфии, в формат промежутков между буквами, словами и параграфами. Наконец, вы бы использовали возможность передать еще больше информации в контексте и соотношении фрагментов.
Именно так поступает Тора в главе "Вайакгел", упоминая заповедь о покое в Шаббат посреди повелений о построении Мишкана (переносного Святилища, которое служило Сынам Израиля во время их путешествия через пустыню). Обсуждением законов Шаббата заполнены сотни страниц Талмуда и тысячи страниц в галахических работах и комментариях; однако все это заключено в нескольких коротких предложениях в книге Исхода. Основным источником законов Шаббата является устанавливаемая Торой связь между Шаббатом и Мишканом.
"В течении шести дней должна совершаться работа, но седьмой день должен быть для вас святым, днем абсолютного покоя, посвященного Б-гу" (Исход 35:2). Слово "работа" (мелаха), использованное в Торе, фактически означает "созидательную работу" - поэтому поливание растений является работой, запрещенной в Шаббат, в то время как перемещение тяжелой мебели по комнате таковой не является. Талмуд перечисляет "сорок минус одна" (то есть, тридцать девять) категорий такой созидательной работы, от "посадки" и "вспахивания" до "завязывания узла" и "зажигания огня". Каждая работа из этих 39 также включает многочисленные виды действий, которые происходят из нее (например, поливание растений – это толда или "производная" от посадки).
Как же Талмуд составляет этот список? Исследуя типы "созидательной работы" использованные при создании Мишкана. Говоря о возведении Святилища, Тора нетипично многословна. Более дюжины длинных глав ее заполнены подробными инструкциями об устройстве и изготовлении 48 стенных панелей Храма, 69 столбов, 165 гнезд фундамента, 26 полотнищ, 169 крюков (59 золотых, 60 серебренных и 50 медных), и его различные "сосудов" - Ковчега Завета, Семисвечника, золотого Стола, внутреннего и наружного Алтарей, и т.д. Еще больше глав, описывающих, как Мишкан собирался на каждой лагерной стоянке в пустыне, и затем демонтировался и переносился в следующее место разбивки лагеря. Сопоставляя законы Шаббата с законами Мишкана, Тора определяет "работу", запрещенную в Шаббат как работу создания Мишкана.
Хасидские мудрецы добавили третью составляющую к этому уравнению.
В Мидраше сказано, что когда Тора указывает: "В течении шести дней должна совершаться работа, но седьмой день должен быть для вас святым," - это не только предписывает нам прекращать работу в Шаббат. Это также повелевает нам, чтобы в течение шести дней работа совершалась. Работа в течение недели - это мицва, точно так же, как прекращение работы в Шаббат – тоже мицва.
Таким образом, в истории Mишкана со всеми его деталями Тора фактически соединила три рассказа:
1) Детали Святилища, построенного Сынами Израиля в пустыне.
2) Определение "работы", запрещенной в Шаббат.
3) Определение и описание работы нашей жизни. Почему мы здесь? Какова наша задача в этом мире? Что такое "созидательная работа", которую Б-г хочет, чтобы мы выполняли в течении шести дней недели? Это создание Мишкана - дома для Б-га, который строится посредством формирования материалов физической жизни в "сосуды", которые воспринимают и выражают доброту и совершенство их Создателя. Хотите знать, как сделать Вашу жизнь "домом Б-жьим"? Все это содержится в заключительных главах Книги Исхода сокрытое в подробном описании материалов, устройства и создания Mишкана.
Но в Шаббат мы прекращаем эту работу. Значит ли это, что Шаббат - время вне жизни? В некотором смысле так оно и есть, так как мы воздерживаемся от созидательной работы нашей жизни. Однако, в то же самое время, это также неотъемлемая часть той работы. Подобно художнику, отступающему на шаг от своей работы, чтобы снова воссоединиться с ее общим видением, дабы не потерять его, погрязши в деталях, - точно также "создание жилища для Б-га в физическом мире" требует еженедельной паузы посвящения себя духовному, чтобы не потерять из виду генеральную цель, работая с материалами, из которых строится это жилище.
Еще более глубокий смысл раскрывается в любопытной Талмудической фразе, которую мы упоминали выше - "сорок работ, минус одна". Почему не говорится просто, что есть "тридцать девять работ", запрещенных в Шаббат? Наши мудрецы объясняют: сороковая работа - это "работа Небес", которую мы выполняем в Шаббат.
Построение Mишкана фактически включает в себя сорок категорий созидательной работы: тридцать девять способов конструктивной причастности к физическому миру, которыми мы занимаемся в течение шести дней в неделю и которые мы прекращаем в Шаббат; и духовная работа Шаббата. Сороковая работа требует прекращения первых тридцати девяти, поскольку это - акт отстранения и вознесения над нашим повседневным построением Мишкана; но в конечном счете это необходимая составляющая нашей работы по возведению Дома Б-жьего в нашей физической жизни.


2.    Свет мой, зеркальце…

Каждая женщина имеет обыкновение рассматривать по утрам свое лицо в зеркале (из стекла или меди), подкрашиваясь и поправляя прическу. Обычаи еврейских женщин всегда были точно такими же, как и обычаи дочерей Шмуэля, вплоть до сегодняшнего дня.
Женщины праведницы принесли зеркала из меди в качестве добровольного пожертвования для строительства Мишкана. Они пожертвовали самым ценным. Из меди зеркал был изготовлен медный умывальник на медном основании. Но Моше не хотел принимать эти дары от женщин, потому что, на его взгляд, в конечном итоге зеркала служили для того, чтобы женщины могли стать соблазнительными. Однако Всевышний велел ему взять зеркала и сделать из них умывальник, который будут использовать для омовения рук и ног. Творец сказал, что именно этот дар ему дороже, чем какие-либо другие.
Зеркала сыграли немалую роль в увеличении численности еврейского народа в Египте. Мужчины, будучи рабами, выполняли самую тяжелую работу, которая отнимала силы. И женщины готовили своим мужьям еду, чтобы подкрепить их, и смотрелись в зеркала, делая все, чтобы их внешность притягивала мужей.
Напоминанием об этих событиях и должен был стать медный умывальник в Мишкане, олицетворяя собой прочность семейного союза, свидетельствуя о силе и стойкости еврейских женщин, которые в тяжелые для еврейского народа испытания были своим мужьям надежной опорой.
Даже в наше время, смотрясь в зеркало и видя там свое отражение, нужно не забывать о людях, которые находятся рядом и нуждаются в нашей поддержке и опоре.


3.    И собрал…

Перейдем к главе «Ваякгhель» («И собрал»). Спустившись в Йом-Кипур с горы Синай, назавтра, 11 тишри, Моше собрал (ваякhель) всю общину Израиля, чтобы передать повеление о строительстве Скинии. Разговор почему-то начался с заповеди о соблюдении субботы. Почему? Дело в том, что даже выполнение столь важной заповеди, как строительство Храма, т.е. места, где Б-г будет говорить с Моше и где будут приноситься жертвы для очищения всей общины от грехов, отодвигается из-за субботы. В субботу нельзя делать никакую работу, даже для Храма.
«И собрал Моше всю общину сынов Израиля, и сказал им: “Вот то, что повелел Г-сподь делать: шесть дней пусть делается работа, а седьмой день будет для вас святыней, отдых из отдыхов во имя Г-спода; всякий, выполняющий в этот [день] работу, умерщвлен будет. И не зажигайте огня во всех местах проживания вашего в день субботний” (35:1—3).»
Интересно, почему Тора выделила в качестве примера зажигание огня?
Многие думают, что работа, запрещенная в субботу, — это то, что утомляет. На самом же деле под словом «работа» (млаха) понимается сознательное действие, дающее результат, действие, вследствие которого возникает что-то новое, — например, зажигание огня, тушение огня, снимание плода с дерева. Вы можете битый час передвигать по огражденному двору тяжелые столы, но никакая работа при этом произведена не будет, а вот если вы подноисите бумажку к огню, чтобы она загорелась, — вы выполняете работу.
Иногда люди, которые очень любят опираться на «здравый смысл», недоуменно рассуждают: «Разумеется, я не буду в субботу пахать, косить, плавить металл. Но подогреть молоко ребенку? Затопить печь, чтобы не сидеть в холоде? Это работа?» В том-то и дело, что мы очень часто пользуемся огнем — для удобства или для удовольствия. Поэтому он и выделен здесь, чтобы подчеркнуть: зажигание огня считается работой, даже если это делается исключительно для удобства.
Правила субботы отменяются только в двух случаях: если жизни еврея угрожает опасность, делают все необходимое, чтобы спасти его, и если восьмой день от рождения мальчика выпал на субботу, то обрезание не переносят, а делают в этот день.
Мишна называет тридцать девять видов запрещенных в субботу работ. Сразу за рассмотренной нами частью главы следует отрывок, рассказывающий о строительстве Мишкана. Такое расположение отрывков, их «сопряженность» говорит об особой связи между ними. Поэтому мудрецы указывают, что в субботу запрещены именно те работы, которые производились при постройке Скинии.
«И пришли мужи с женами: все, побужденные сердцем, принесли браслеты, и носовые кольца, и перстни… все [виды] золотых украшений. И каждый человек, кто принес приношение [из] золота во имя Г-спода… И всякая женщина, мудрая сердцем, своими руками пряла, и принесли они пряжу: синету (голубую шерсть. — И.З.) и пурпур, червленицу (красненую шерсть. — И.З.) и лен. И все женщины, каких вознесло их сердце в мудрости, пряли козий [волос]» (35:22, 25, 26).
Интересна роль еврейских женщин в строительстве переносного Храма. Они проявили здесь необыкновенную активность. Мы уже говорили, что Моше-рабейну передал приказ о строительстве скинии 11 тишри, и в течение двух дней люди доставили столько приношений, что уже 14 тишри было объявлено: всего достаточно, больше приносить не надо. Назавтра евреи приступили к строительству.
«И сделал сосуд для омовения из меди, и подножие его из меди, из зеркал толпившихся [женщин]» (38:8).
Рассказывается, что Моше не хотел брать для Мишкана зеркала — так сказать, орудие тщеславия и суетности. Но Всевышний сказал ему: это приношение женщин мне дороже всего. Все эти женщины — праведницы. Когда мужья их надрывались на тяжелой работе, но ничего не зарабатывали и ничего не приносили в дом (а семьи тогда были многодетные — 10-13 детей как минимум), женщины ловили рыбу, кормили себя и детей, да еще относили еду мужьям и, идя к ним, глядели в зеркала и наряжались, чтобы им понравиться. И не было, согласно преданию, ни одной попытки прекращения беременности, ни одной измены (помните, мы говорили об этом в главе «Шмот»?).
Поэтому у евреев существует обычай — в начале каждого месяца, в Рош-ходеш, женщины откладывают все трудоемкие домашние дела. Они отдыхают в награду за то, что на сооружение золотого тельца женщины не хотели давать своих украшений, а на переносной Храм спешили отдать даже зеркала, «толпились», стояли в очереди…
25 кислева строительство было закончено. Но открытие Храма было назначено лишь на первое нисана — месяц Исхода из Египта.      


4.    Важнейшее строительство

Рав Шимшон Рефаэль Гирш, из цикла «Избранные комментарии на недельную главу», темы: Тора, Шимшон Рефаэль Гирш, Ваякель
Не стоит думать, что Храм и приносимые в нём жертвоприношения являются абсолютной гарантией спасения. Творец хочет от еврейского народа гораздо большего.
Глава 35
1. Сейчас, когда Свидетельство Закона, залог особого Божественного Присутствия в народе, были вторично дарованы Израилю, вновь стала насущной организация местопребывания этого Свидетельства. Описанные выше страшные события, помешавшие осуществлению этой задачи, имеют далеко идущее значение для задачи как таковой, для Святилища и той цели, с которой это Святилище надлежало возвести. Строительство Святилища должно было происходить под влиянием совершенно нового опыта. Народ и коэны поняли, насколько они все еще слабы и несовершенны, как много им еще необходимо сделать в непрерывной работе над собой, и насколько сильно они нуждаются в возвышении и искуплении. Более того, они познали Бога во всей суровости Его наказания, но и во всей полноте Его милосердия. Они испытали все нюансы наших отношений с Богом, от чувства полного отторжения Богом до возвращения на высоты Божественного расположения. Святилище, которое предстояло построить, должно было стать местом, из которого бы идеал их призвания сиял вечно как личности, так и обществу. Оно должно было стать местом, где при любой ошибке и слабости они нашли бы свежие силы, чтобы вновь прокладывать путь вверх и чтобы оставаться на высоком уровне своего призвания, и где бы они нашли Божественные помощь и благословение и для того, и для другого. Таким образом, опыт, навеки вписанный в историю народа за время, прошедшее между приказанием построить самое первое Святилище и фактическим выполнением этого приказания, служит документальным свидетельством того, что при любой ошибке можно вернуться и вновь обрести расположение Бога.
Но самым важным элементом этого жизненного опыта, предшествующего возведению первого Святилища, является следующее: народ совершил самое серьезное преступление в своей истории, и тем не менее, он оказался в состоянии восстановить величайшее проявление Божественного расположения, не имея храма и не принося жертв. Если бы нужны были еще какие-либо доказательства того, что храм и жертвоприношения сами по себе не гарантируют Божественной милости, но служат лишь наставлениями, которые показывают, как можно завоевать Божественное расположение, то такое доказательство самым неоспоримым образом предоставлено опытом, предшествовавшим строительству первого Святилища и столь нерасторжимо вплетенным в историю Израиля.
Глава 36
8. и далее. Давайте вспомним о том, что все Святилище, во всех своих отдельных составляющих, обладало символическим значением, но что ни один предмет в Святилище нельзя было наделить символическим смыслом, если бы он не был обдуманно спланирован и изготовлен с таким расчетом. Давайте далее вспомним о том, что даже в случае рукописного текста, не имеющего другого значения, кроме символического, его символическая ценность при использовании для священной цели зависит от намерения писца, который его исполнил. Так при написании Свитка Торы намерение писца имеет столь важное значение, что Свиток обладает необходимой святостью лишь в том случае, когда он был написан  לשם קדושת ספר תורה(с намерением, что он стал священным Свитком Закона). Всякий раз, когда писец пишет Имя Бога, он должен провозглашать, что сейчас его цель — написать эти буквы с целью выражения Имени Бога,  לשם קדושת השם.  Святость этих букв с такой полнотой определяется отношением выводящего их писца, что Свиток Торы, написанный еретиком — человеком, чьи взгляды, когда он переписывал Имя Бога, как можно предположить, противоречили Божественной истине (содержащейся в Торе), так что можно даже сказать, что он выполнил работу  לשם עבודה זרה (для целей идолопоклонства) — должен быть сожжен. (см. Шульхан арух, Йорэ деа 274:1, 276:2 и 281:1).
Давайте вспомним о том, что поскольку предметы Святилища — ковчег, стол, менора, завесы, одеяния и т.д. — были фактически предметами повседневного обихода, их священный характер полностью зависел от того, осознавали ли мастера символическое значение того предмета, который они изготовляли.
Ввиду всего изложенного выше, должно быть сразу понятно, почему этапы строительства Святилища повторяются так подробно (36:8 по 39:32), почему в главе 39 (ст. с 33 по 43) вновь перечисляют все отдельные предметы по мере их вручения Моше, и почему в главе 40 пересказывается строительство Святилища во всех деталях; короче говоря, почему в Писании не считают достаточным сказать в этом месте так:
«Мастера и ремесленники исполнили всю работу согласно наставлениям, которые они получили, они принесли предметы Моше, а Моше затем построил Святилище, как ему было приказано».
Если мы не ошибаемся, эти подробные повторы фактов, уже изложенных в предыдущих главах, должны дать нам знать, что мастера и Моше постоянно помнили о священной и символической цели каждого предмета не только во время процесса их создания, но и тогда, когда готовые произведения доставлялись и устанавливались на свои места, так что все эти предметы были созданы, изготовлены и собраны в духе, согласующемся с их целью. Таким образом священный характер и значение предметов подкреплялись духом, в котором они были изготовлены.

  

  
   
            
 
Все фотографии и тексты на сайте являются собственностью Проекта Кешер.