Проекткешер
Преобразуем мир энергией и делами женщин
facebook Однокласники facebook
Присоединяйтесь к нам:

Недельная глава Ваикра

Краткое содержание главы "Ваикра"

Вайикра (Левиты) 1:1-5:26

Б-г призывает Моше из Шатра Собрания и сообщает ему законы корбанот - животных и хлебных жертв, приносимых в Святилище. Что включало следующее:
"Жертва вознесения" (ола), целиком возносимая Б-гу, полностью сжигаемая на жертвеннике;
Пять видов "хлебных даров" (минха), приготовляемых из тонкой муки, оливкового масла и ладана;
"Мирные жертвы" (шламим), чье мясо съедалось людьми, приносившими их, после того, как определенные части жертв воскурялись на жертвеннике, а некоторые отдавались священникам;
Различные виды "грехоочистительных жертв" (хатат), приносимых во искупление грехов, совершенных по ошибке Первосвященником, всею общиной, царем или обычным человеком;
"Повинные жертвы" (ашам), приносимые теми, кто присвоил посвященное имущество, кто сомневается, не нарушил ли один из запретов Всевышнего, или кто "изменил Всевышнему", обманув ближнего, поклявшись ложной клятвой.


Уроки недельной главы:

1.    Амнезия
2.    Жертвоприношение


1.    Амнезия

Р-н Йоси Голдман
Амнезия – страшная болезнь. Только представьте себе – вдруг вы забыли о том, кто вы такой. Неожиданно у вас нет ни семьи, ни истории, ни самоидентификации. Это может случиться как с одним человеком, так и с целым народом. В нашей истории не раз случалось так, что мы забывали, кто мы и откуда; и до сих пор нам зачастую неясно, куда мы идем.
В первых главах книги Ваикра мы встречаем слова "Нефеш ки техета" ("когда человек согрешит"). Тора описывает искупительные приношения, снимающие с человека вину за его прегрешения. Книга Зогар, являющаяся классической книгой Каббалы, объясняет и буквальный, и духовный смысл этих слов. Нефеш понимается скорее не как человек, а буквально – как душа, а фраза приобретает вопросительную интонацию. Иными словами, Тора задает вопрос: "Нефеш ки техета?" Способна ли душа на грех? Может ли еврейская душа, аидише нешоме, Б-жественная искра, деградировать и совершить земной грех? Как такое возможно?
Несомненно, это происходит только в том случае, когда мы забываем, кто мы есть, когда мы теряем связь с истинно-духовной стороной нашей личности, когда мы страдаем от духовной амнезии.
К сожалению, такое случается. На самом деле, это не так уж сложно. В конце концов, ведь мы живем в секулярном обществе. Стены старого гетто, изолировавшие нас, разрушены. И вот мы стоим перед огромным миром, полным (на первый взгляд) соблазнительного многообразия. Медленно, но верно еврейская душа начинает забывать о том, кем она является, и постепенно запутывается в сетях греха.
Есть анекдот о мудреце из Хелма, бившимся над "неразрешимой" проблемой. Его беспокоило то, что, придя в баню, где все остаются нагишом, он лишится возможности помнить о том, кто он такой. Сняв одежду, отличавшую его от остальных, он будет испытывать кризис самоидентификации. И тогда у него созрело гениальное решение. На большой палец ноги он привязал красную нитку – чтобы и в бане отличаться от других. К сожалению, вода и мыльная пена ослабили нитку, и она соскользнула с пальца. Хуже того, потоки воды унесли ее к соседней лавке и накрутили на большой палец того, кто там находился.
Пропажа обнаружилась внезапно. Хелмский мудрец начал паниковать, ибо у него начался серьезный кризис самоидентификации. Вдруг он увидел, как человек неподалеку завладел его красной ниткой. Он подбежал к нему с криком: "Я знаю, кто ты, но кто же я?"
Кто ты? Ты еврей! Ты сын Авраама, Ицхака и Яакова, дочь Сары, Ривки, Рахели и Леи. Ты – часть "царства священников и святого народа". Ты вышел из Египта и стоял у горы Синай. Ты выжил в борьбе за свою жизнь и свою веру. Ты возродился из пепла Освенцима, для того чтобы продолжать жить. И ты спрашиваешь: "Кто я?!" Подобный вопрос свидетельствует о тяжелом случае амнезии целого народа.
Священная книга Зогар напоминает нам о том, что мы не только "человек, который может согрешить". Каждый из нас – душа, а способна ли душа на грех? Душа, по определению, является неотъемлемой частью Б-жественности. А для Б-жественной души, которой мы обладаем, отдаление от источника своего существования немыслимо.
А как еще можно объяснить феномен того, что после семидесяти лет Советской власти, пропагандировавшей атеизм, евреи из стран бывшего Советского Союза с таким энтузиазмом обратились к вере своих предков? Что после десятилетий полной апатии американские евреи всех возрастов вдруг занялись поиском духовности? Что идет возрождение еврейской жизни буквально по всему миру? Да, есть немало добрых людей, высекающих искры и раздувающих их в пламенную веру. Но эти искры не смогли бы разгореться, если бы не тлеющий огонек в глубине каждой еврейской души, не угасающий ни при каких обстоятельствах.
Поэтому, если вас когда-нибудь одолеют сомнения по поводу самоидентификации, вспомните Зогар. Каждый из вас – душа. А душа никогда не умирает.
Перевод Анны Каллер


2.    Жертвоприношение

Нахум Пурер, из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»
Третья книга Пятикнижия Ваикра называется также в еврейской традиции Торат коаним, Устав коэнов, поскольку она в основном посвящена описанию законов жертвоприношений в передвижном Храме, Мишкане. Отметим, что знакомые многим христианские названия книг Пятикнижия, являются переводами (например, третью книгу они называют Левит, так как коэны происходят из колена Леви). В десяти разделах книги Ваикра почти нет событий. Повествование о странствиях евреев в пустыне, прерванное в конце книги Шмот, возобновится в четвертой книге Бемидбар.
Содержание раздела
Воззвав к Моше из Шатра Откровения, Б-г сообщает ему общий порядок храмовых жертвоприношений. Первая категория называется олот, жертвы всесожжения. Животное (обычно быка) приводят к входу в Мишкан. Хозяин возлагает руки на его голову. Затем быка режут, и коэн окропляет его кровью жертвенник. С животного снимают шкуру, вынимают внутренности, разрезает тушу на части и раскладывают их на жертвеннике. Так же обрабатывают жертвы всесожжения из мелкого рогатого скота и птиц.
Далее описаны различные виды «хлебных даров» (менахот), которые готовят из муки, оливкового масла и ароматных благовоний. Часть от менахот сжигали на жертвеннике, остальное шло в пищу коэнам. В хлебные дары запрещено добавлять закваску и мед.
Следующая группа жертвоприношений — шламим, мирные жертвы, для которых также используют быков, овец и коз. В отличие от олот, лишь малую часть этих жертв сжигают, а большую — съедают. Нельзя, однако, употреблять в пищу кровь и хелев — определенный вид нутряного жира.
Далее описаваются жертвоприношения, искупающие преднамеренные грехи, совершенные первосвященником, всей общиной, ее лидерами и рядовыми членами.
Приведены детали грехоочистительных жертв, искупающих лжесвидетельство в суде, ложные клятвы, нарушение законов ритуальной чистоты и другие прегрешения. Каждое жертвоприношение должно сопровождаться искренним раскаянием и возмещением материального ущерба, если таковой имел место. Если нет денег для покупки жертвенного животного, разрешается заменить его более дешевым хлебным даром. В конце раздела говорится о жертвах, которые должны приносить люди, случайно злоупотребившие святыней или доверием ближнего, либо совершившие другой грех по неведению.
Все ближе, и ближе, и ближе…
Русское слово «жертва» или «жертвоприношение» не отражает того значения, которое вкладывает в слово корбаневрейская традиция. Слово корбан родственно глаголу лекарев, приближать. Корбан приближал человека к Б-гу, конечно, не в физическом, а в духовном смысле, причем возвышенная атмосфера Храма усиливала это ощущение во время жертвоприношения. В том и состояла главная цель корбана.
Наш материальный мир состоит из четырех сред: неорганической, растительной, животной и человеческой. Неорганическая среда лишена жизни; она неподвижна и в ней отсутствует развитие. Органический мир динамичен; в нем происходят постоянные изменения: рост, развитие и увядание. Животным присущи инстинкт и ощущения. Наконец, «человек говорящий» (а не «разумный», как определяют его на Западе в соответствии с античной традицией) наделен интеллектом, воображением и свободой выбора, побуждающей его иногда действовать вопреки своей животной природе.
Когда жертвенное животное возлагали на храмовый жертвенник, «приближали» к Б-гу, этот процесс «приближения» охватывал весь животный мир. Точно так же менахот, хлебные дары, и несахим, возлияния вина, «приближали» всю органическую среду. И наконец, к каждой жертве полагалось добавлять соль, представлявшую неорганический мир, земные минералы. Соль «приближала» к Б-гу эту часть мира.
В разделе Ваикра Б-г обращается к сынам Израиля: «Когда кто-нибудь из вас захочет принести жертву Б-гу» (1:2). На святом языке эта фраза может также означать: «Человек, который принесет жертву из себя». Другими словами, человек предлагает себя в жертву и приближается к Всевышнему, вкладывая душу в свой корбан. Так храмовые жертвоприношения возвышали и приближали к Б-гу все уровни физического мира.
Ученье — свет…и спасение
«И сказал Б-г Моше, говоря…»; «скажи сынам Израиля, говоря…» Такие вступления часто встречаются в Пятикнижии. В начале следующего раздела Цав Б-г повелевает Моше: «Цав эт-Аарон веэт-банав лемор — Повели Аарону и его сыновьям, говоря…» Зачем Тора прибегает к такому лексическому удвоению: «сказал… говоря», «повели… говоря»?
Хафец Хаим объясняет, что в случае с Аароном и сыновьями слово «говоря» добавлено не просто для усиления, чтобы подчеркнуть важность храмовых жертвоприношений. Тора хочет сказать, что заповедь корбанот не ограничивается одним лишь принесением жертвы; она распространяется и на изучение законов жертвоприношений. Без учебы мицва считается невыполненной.
Та же мысль содержится и в Пасхальной Агаде, где приводятся слова рабана Гамлиэля: тот, кто не говорил опесахе (пасхальной жертве), маце и мароре (горькой зелени), не выполнил свой религиозный долг, включающий в себя также съедение этих продуктов. В обоих случаях устное обсуждение мицвы является неотъемлемой и обязательной частью ее материального выполнения.
Сегодня, когда из-за отсутствия Храма мы не можем приносить жертвы, изучение законов жертвоприношений приобретает особенно важное значение. Более того: обращая внимание на регулярно повторяющийся в книгеВаикра рефрен «вот Тора (закон) жертвы всесожжения…», «а это Тора хлебного дара…» и т.д., мудрецы заключают, что всякий, кто изучает законы жертв всесожжения, хлебного дара, искупительной жертвы и пр., как будто самолично приносит эти жертвы — в установленное время и с соблюдением всех правил.
В Торе есть много заповедей, которые мы не можем сегодня выполнять, например, законы ритуальной чистоты и нечистоты, проверки супружеской верности водами соты и другие, но законы корбанот занимают особое место: только в них речь, «служение устами», принимается в качестве замены действия, как говорил пророк Ошеа (14:3): «И мы заплатим устами нашими за (жертвенных) быков».
Такая казалось бы неэквивалентная замена не только допускается — она жизненно необходима. В книге Зоарсказано: «Всякий, кто глубоко и сосредоточенно обсуждает тему корбанот в синагоге (месте молитвы) и в бейт мидраше (месте учения), будет избавлен от кары; даже ангелы, собиравшиеся огласить его грехи перед Высшим судом, смогут говорить о нем только хорошее». Столь велика мистическая сила изучения храмовых жертвоприношений: она превращает обвинителей в защитников.
Ученье — свет…и спасение
«И сказал Б-г Моше, говоря…»; «скажи сынам Израиля, говоря…» Такие вступления часто встречаются в Пятикнижии. В начале следующего раздела Цав Б-г повелевает Моше: «Цав эт-Аарон веэт-банав лемор — Повели Аарону и его сыновьям, говоря…» Зачем Тора прибегает к такому лексическому удвоению: «сказал… говоря», «повели… говоря»?
Хафец Хаим объясняет, что в случае с Аароном и сыновьями слово «говоря» добавлено не просто для усиления, чтобы подчеркнуть важность храмовых жертвоприношений. Тора хочет сказать, что заповедь корбанот не ограничивается одним лишь принесением жертвы; она распространяется и на изучение законов жертвоприношений. Без учебы мицва считается невыполненной.
Та же мысль содержится и в Пасхальной Агаде, где приводятся слова рабана Гамлиэля: тот, кто не говорил опесахе (пасхальной жертве), маце и мароре (горькой зелени), не выполнил свой религиозный долг, включающий в себя также съедение этих продуктов. В обоих случаях устное обсуждение мицвы является неотъемлемой и обязательной частью ее материального выполнения.
Сегодня, когда из-за отсутствия Храма мы не можем приносить жертвы, изучение законов жертвоприношений приобретает особенно важное значение. Более того: обращая внимание на регулярно повторяющийся в книгеВаикра рефрен «вот Тора (закон) жертвы всесожжения…», «а это Тора хлебного дара…» и т.д., мудрецы заключают, что всякий, кто изучает законы жертв всесожжения, хлебного дара, искупительной жертвы и пр., как будто самолично приносит эти жертвы — в установленное время и с соблюдением всех правил.
В Торе есть много заповедей, которые мы не можем сегодня выполнять, например, законы ритуальной чистоты и нечистоты, проверки супружеской верности водами соты и другие, но законы корбанот занимают особое место: только в них речь, «служение устами», принимается в качестве замены действия, как говорил пророк Ошеа (14: 3): «И мы заплатим устами нашими за (жертвенных) быков».
Такая казалось бы неэквивалентная замена не только допускается — она жизненно необходима. В книге Зоарсказано: «Всякий, кто глубоко и сосредоточенно обсуждает тему корбанот в синагоге (месте молитвы) и в бейт мидраше (месте учения), будет избавлен от кары; даже ангелы, собиравшиеся огласить его грехи перед Высшим судом, смогут говорить о нем только хорошее». Столь велика мистическая сила изучения храмовых жертвоприношений: она превращает обвинителей в защитников.
Берите пример с Амана
Теперь мы сможем понять эпизод из талмудического трактата Мегила. Когда злодей Аман пришел к Мордехаю-еврею, чтобы по высочайшему указу воздать тому царские почести: одеть в великолепные одежды и провести по улицам персидской столицы на царском скакуне, он увидел, что его лютый враг изучает с другими мудрецами законы жертвоприношений. В этот момент Мордехай обсуждал с коллегами законы кемицы, отделения горсти муки от хлебного дара.
«Поразительно, — прокомментировал эту сцену Хафец Хаим. — Мордехаю и всем евреям грозит смертельная опасность, а он вместо того, чтобы искать пути спасения, спокойно учит законы корбанот!»
Но только что приведенное положение из книги Зоар все объясняет. Заслуга изучения корбаноттрансформирует обвинение в защиту. Так произошло и в дни Пурима. Получив объяснение Мордехая, злодей Аман воскликнул: «Твоя горсть муки перевесила мои 10 тысяч кикаров серебра!» (Аман внес их в царскую казну за право истребить евреев.)
Аман был далеко не глуп. Он понимал, какая мощная духовная энергия скрыта в Торе и ее знатоках, как влияют храмовые жертвы на реальные события, даже если их не приносят в Святилище, а только изучают в убогом здании бейт мидраша.
Неслучайно тема корбанот входит в текст ежедневных молитв. Если уж злодей Аман понимал их важность, то нам, его несостоявшимся жертвам, как говорится, Сам Б-г велел.
Бегом от славы
Уменьшенная буква «алеф» в Ваикра, первом слове настоящего раздела, выражает идею скромности. В одном комментарии сказано, что поскольку корень алеф означает также учиться, приобретать знания, из этого следует, что изучать Тору необходимо со смиренным усердием. Мудрость Торы, ее глубокий смысл не войдут в сердце гордеца. Более того, сама цель изучения Торы состоит в том, чтобы культивировать в себе смирение, по примеру ее первого учителя Моше-рабейну, «скромнейшего из людей».
К раби Бунему из Пшиска пришел один еврей и спросил: «Мудрецы говорили, что надо бежать от почета, и тогда он сам придет к тебе. Я всю жизнь только этим и занимался, убегал от почестей, едва завидев их. Но они почему-то не спешат догонять меня. В чем дело?»
Раби Бунем внимательно посмотрел на гостя и ответил: «Из вашего вопроса мне стало ясно, что, убегая от почета, вы все время с надеждой оглядывались назад. Но как только вы поворачивали голову, почет думал, что вы сейчас повернетесь и броситесь к нему навстречу, и тогда он сам поворачивался и пускался наутек».

  

  
   
            
 
Все фотографии и тексты на сайте являются собственностью Проекта Кешер.