Проекткешер
Преобразуем мир энергией и делами женщин
facebook Однокласники facebook
Присоединяйтесь к нам:

Берейшит

Краткое содержание главы "Брейшит"

Брейшит (Бытие), 1:1 - 6:8

В начале первой главы Торы рассказывается о творении Б-гом вселенной в течение шести дней. В первый день Он сотворяет свет и тьму. Во второй день Он он создает небесный свод, отделяющий "верхние воды" от "нижних вод". На третий день суша поднимается над водами, и земля по велению Свыше производит травяную зелень и деревья. В четвертый день Творец устанавливает расположение солнца, луны и звезд и наделяет их функцией служить ориентирами для отсчета времени и светилами. В пятый день Он сотворяет птиц и рыб. В шестой день - наземных животных и Человека. В седьмой день Б-г прекращает работы творения и освящает его как день покоя.
Сотворив человека из праха земли, Б-г вдыхает в него "душу живую". Изначально создав человека единым существом, Творец провозглашает, что "нехорошо, чтобы человек был один", и, отделив от него одну сторону, формирует ее в женщину, а затем воссоединяет их союзом брака.
Адам и Хава помещаются в Ган-Эден (Райский Сад) и получают повеление не есть от Древа Знания Добра и Зла. Змей соблазняет Хаву нарушить запрет, и та затем дает плод запрещенного дерева также и своему мужу. В результате этого греха человек лишается бессмертия и изгоняется из Ган-Эдена.
Хава рождает двух сыновей: Каина и Эвеля. Повздорив с Эвелем, Каин убивает своего брата и в наказание обрекается на вечные скитания.
У Адама рождается третий сын Шет, чей потомок в десятом поколении по имени Ноах остается единственным праведником в развратившемся мире


Основные уроки недельной главы:

1.  Нехорошо человеку быть одному
2.  Мужчина. Версия 2.0
3.   7 дней и все что в них


1.    Нехорошо человеку быть одному


Р-н Дов-Бер Хаскелевич
Одной из "семи Ноевых заповедей" – заповедей, данных Создателем всему человечеству еще до дарования Торы Сынам Израилевым, – является запрещение прелюбодеяния, разврата. Талмуд, который занимается выведением и точным формулированием законов Торы, выводит эту заповедь из библейского рассказа о сотворении человека, сотворении мужчины и женщины.
Вот сокращенный текст этого рассказа.
"И сказал Б-г Всемогущий: “Нехорошо человеку быть одному. Сотворю ему подмогу под стать ему...” И навел Б-г Всесильный глубокий сон на человека и, когда тот уснул, взял Он одну из его сторон... И перестроил Б-г Всемогущий сторону, которую отнял от человека, в женщину, и привел ее к человеку. И сказал человек: “...Кость из костей моих, и плоть от плоти моей; эта пусть называется ИША (жена), ибо от мужа (ИШ) взята она”".
"Посему, – добавляет дальше Писание, – пусть оставит мужчина отца своего и мать свою, и соединится с женою своей, и да будут они единою плотью".
В Талмуде, в трактате Сангедрин, этот последний стих истолковывается как источник целой системы запрещений, налагаемых Торой на человека. "Посему пусть оставит мужчина отца своего и мать свою, и соединится с женою своей..." "Оставить отца и мать" подразумевает запрет кровосмешения, запрет вступать в брак или в половую связь с близкими родственниками. "Оставить отца" – это запрещение браков с ближайшими родственниками отца, а "оставить мать" – это запрещение вступать в интимную близость с матерью и ее ближайшими родственницами. Человек должен "оставить" близость его родных, и соединиться с женой своей. "С женой... – говорят законоучители Талмуда, – а не с мужчиной". Отсюда следует запрещение гомосексуализма. "С женою своею", – а не с чужой женой. Отсюда запрещение адюльтера, супружеской измены. "...И да будут они единой плотью" – отсюда некоторые законоучители извлекают запрещение скотоложства, запрещение человеку вступать в половую связь с животными. "Единая плоть" – это организм ребенка, который образуется из семени отца и семени матери и является чудесным соединением плоти их обоих, их брачных уз. Однако с животными человек не образует единой плоти, и поэтому под "единой плотью" здесь подразумевается запрещение таких крайних половых извращений, как содомия, скотоложство и гомосексуализм.
Следует отметить, что запрещение блуда, прелюбодеяния представляет собой одну заповедь в системе "Семи Ноевых заповедей". Однако в 18-й главе книги Левит, где изложены законы о прелюбодеянии для евреев, перечислен целый ряд отдельных заповедей, запрещающих различные противоестественные и ненормальные – с точки зрения Торы – половые сношения. Так, например, Маймонид насчитывает десять заповедей из общего числа 613 предписаний для евреев, которые могут вытекать непосредственно из одной заповеди сынов Ноевых. На евреев Тора также налагает гораздо больше запретов, чем на неевреев, и соблюдение их гораздо строже для евреев.
Подводя итог дискуссии законоучителей Талмуда о запрещениях, касающихся прелюбодеяния у сынов Ноевых, Маймонид пишет: "Шесть разновидностей запретных половых связей предписываются сынам Ноевым: запрещение сожительства со своей матерью, с женой отца, с сестрой... с чужой женой, с мужчиной, с животными..."
Можно спросить: Почему в Торе запрещение прелюбодеяния и запретных половых связей для неевреев излагается в такой "неконкретной" форме, что каждое запрещение приходится выводить из положительного предписания? Например, из того, что сказано: "...и соединяется с женою своей", следует запрещение супружеской измены. Не проще ли было в Торе при изложении этого закона написать конкретно: "Не должно делать того-то, а за такое-то преступление положена такая-то кара", как это имеет место в запрещениях убийства в главе 9-й книги Бытия?
Ответ на этот вопрос станет очевидным, если мы обратим внимание на то, что эта заповедь была дана человеку в самом начале его сотворения, еще до грехопадения. Человек был создан духовно и психически совершенно чистым. Все его желания и были направлены только на высокое, духовное. Физические влечения тела полностью гармонировали с душой и с ее устремлениями настолько, что голое тело не было предметом стыда: "... и были они оба наги, человек и жена его, и не стыдились". Человеку достаточно было лишь абстрактное знание того, как он должен поступать: что – правильно, а что – не хорошо.
"Нехорошо человеку быть одному", – говорит Создатель. С первого взгляда может показаться, что Всевышний просто констатирует факт: человеку нехорошо быть одному. Это не так, ибо факты, порядок вещей установлен Создателем. После каждого акта творения говорится: "И узрел Всесильный, что это благо" (в православном переводе Библии: "И увидел Б-г, что это хорошо"). Смысл этого заключения, как отмечают комментаторы, в том, что Создатель, сотворив в природе определенный порядок, как бы утверждает его в качестве нерушимого закона природы. Человек, в отличие от остального животного мира, был создан один. Смысл такого сотворения, как указывает Мишна, в том, чтобы каждый человек в отдельности мог сказать себе: "Ради меня одного была создана Вселенная". Это осознание личной ответственности, которую каждый человек обязан нести перед своим Творцом.
Однако в план Творения не входило, чтобы человек оставался обособленным созданием. "Нехорошо человеку быть одному" – это еще один акт Творения. Человек – в отличие от животного – создан как существо общественное, цивилизованное. А раз так, то на него распространяются законы, которые не предписаны для животного мира. Для животного семья не обязательна. Для человека семья является основой общественной организации. Родители несут ответственность за материальное обеспечение и нравственное воспитание своих потомков. Это воспитание должно быть сосредоточено на вере в Б-га, на том, что достойно человека, созданного в Образе Б-жественном, а что – недостойно. Родители должны служить живым примером благородного поведения для своих детей, а дети должны уважать родителей. Отсюда также скромное, благородное поведение в семье и запрещение разврата и половых извращений.
Мы переживаем трудный исторический период так называемой "сексуальной революции" и разрушения брачных уз. Общество несет на себе бремя взращения тысяч, а то и миллионов детей, не знающих своих отцов. Мы являемся свидетелями постоянного роста преступности среди несовершеннолетних. Распад семьи ведет к неизбежной гибели общества, на каких бы основах оно ни строилось. Здоровая семья – это "молекула" здорового общества. Здоровое общество строят не те, кто сражается на баррикадах – эти скорее пытаются что-то разрушить, прежде чем строить, – а те, кто строит здоровую семью.


2.    Мужчина. Версия 2.0

Р-н Цви Фриман
Женщина 1.0 была суровой и придирчивой версией, совсем не удобной для пользователя. Единственный намек на нее содержится в книге Брейшит (Бытие) в загадочной двойственной метафоре Адама: "На этот раз - это кость от кости моей и плоть от плоти моей". "Кость от кости" звали Лилит, и характер ее был несгибаем, как кость. Эту версию Адам довольно быстро забраковал.
"Плоть от плоти моей" относится к Женщине версии 2.0, также известной под именем Хава (как-то превратившимся в Еву). Она была более легка на подъем, не так критично настроена и намного более отзывчива - как плоть по сравнению с костями. Новая версия была вполне пригодна для длительных отношений (в связи с версией 2.0 нельзя говорить об "удобстве пользователя", речь тут идет, скорее об интерактивном взаимодействии двух клиентов, как будет объяснено далее).
Суть обеих версий определялась спецификой примененных технологий. Версия 1.0 опиралась на технологию Мира Хаоса (Тогу). Этот мир, предшествующий нашему, был построен на абсолютности: абсолютный свет, абсолютная тьма, абсолютная тьма и... абсолютная суровость.
Технология Тогу была полным провалом и в результате произошло полное крушение системы всего мирозданья. Впоследствии - и, в общем-то, для исправления этой катастрофы - был образован Мир Исправления и Порядка (Тикун).
В Мире Тикун все было сбалансировано и находилось в состоянии полной гармонии в виде системы холистической и релятивистской. Абсолютный свет сдерживался тьмой, а тьма - светом. Добро понимало, что значит быть суровым, и зачастую использовало суровость - чтобы в результате создать еще большее добро. Сама же Суровость утратила свою автономную модальность, превратившись в не более чем придаточное свойство Добра.
Так же было с Лилит и Хавой (Евой). Лилит была женщиной-абсолютистской, нетерпимой к любому несовершенству в мужчине и в его отношениях с ней. Не самый лучший рецепт для брака. Хава же была готова к компромиссу ради спасения отношений; она прекрасно понимала, что в нашем мире нет ничего совершенного, но любовь может исправить положение. Она содержала в себе часть Адама и чувствовала ритм его сердца в своем собственном.
Итак, женщина была усовершенствована. Но проблема в том, что Адам - не был.
Первый грех человечества может быть прослежен до первой неудачи Адама в его отношениях с Хавой: согласно Ари (рабби Ихцак Лурия (1534-1572), великого учителя Каббалы), для того, чтобы иметь интимные отношения с Хавой, Адам должен был дождаться ночи Шаббата, наиболее подходящего для этого времени. Но он не дождался, и поэтому она позднее осталась одна, что сделало возможным внедрение змеиного вируса.
Цемах Цедек (рабби Менахем Мендл из Любавичей, 1789-1866) следующим образом разъясняет слова Ари: когда речь заходит о святости и правильном порядке вещей, огромную роль играет процесс подготовки. Для того, чтобы эти отношения шли человеческим, внутренне наполненным путем, обе стороны должны себя подготовить и дождаться нужного момента. Для Хавы наиболее подходящим временем является ночь Шаббата, поскольку она сама является олицетворением этого дня. Кроме того, ей было необходимо сначала развить эмоциональные отношения с Адамом. Она должна была сначала существовать как человек в его глазах - и только тогда связать себя с ним.
То есть, как мы видим, Адам сохранил в себе рудименты протокола мира Тогу с его иерархией сверху вниз. Мир Тогу был полностью сформирован как однонаправленный поток информации. Она исходила из источника Вечного Света и создавала мир. И на этом все заканчивалось. Никакой динамики пользовательских отзывов. Никакой кривой обучения. В общем-то, конечный клиент ("пользователь") был просто еще одной принадлежностью для системы с инсталляцией и каналом ввода-вывода.
В конечном итоге именно так мир и был сотворен. Б-г сказал - и так стало. В пользовательских отзывах не было нужды; нельзя было спросить сотворенные существа, что они думают, если б сделать это вот эдак, поскольку не было еще сотворенных существ, не было пользователей, все еще только изобреталось. И так, Творение, сначала, по крайней мере, было протоколом top-down.
Все это нашло отражение в отношении Адама к Хаве. Он воспринимал ее односторонне сверху вниз, как свое приложение. Плохо для Хавы, но и для Адама тоже мало хорошего. Ведь его роль гораздо больше, чем просто быть семяпроизводящим механизмом. Он должен быть Защитой и Поддержкой для своей семьи. А если он импульсивно вступает в физические отношения лишь по зову гормонов, то меняется с женщиной ролями: и теперь уже все в руках Хавы, а он, стоя на коленях, клянчит. Или забирает насильно, причиняя еще больший ущерб.
Адам застрял на старом протоколе. Ему стоило извлечь урок из того, как сам Б-г совершил модальное переключение в отношении его. Сотворив мир, Б-г затем обратился к Адаму, чтобы начать двусторонние, интерактивные отношения. Адам очутился в латентном мире, где жизнь затаилась прямо у поверхности земли, "ибо не было Человека, чтобы обрабатывать землю". И тогда Адаму хватило мудрости понять, что от него требуется. Он помолился о дожде, "и поднялся пар и оросил поверхность земли".
С этого момента протокол изменился. Если изначальный акт творения был кормежкой на дармовщинку, то теперь столовая закрылась. Отныне ничто в мире не может получать, ничего не отдав взамен, или давать, ничего не получая. Включая Адама и Хаву.
С тех пор это стало самым серьезным испытанием для любого мужчины, неравнодушного к женщине: задача быть мужчиной и совладать со своим односторонним побуждением. Задача осознать, что - ба! - тут есть кто-то еще, кроме меня. И это - человек, причем другой, отличный от меня. И, может быть, она пока еще не в том же состоянии. Задача ждать и делить.
Не пройдя это испытание, мужчина становится рабом, в конечном итоге презираемым и используемым женщиной, которой, как ему кажется, он овладел. В случае же успеха, он соединяется с ней и обретает ее уважение, а у детей, рожденных от такого союза, царит согласие между их телами и душами. На микроуровне человек тем самым исправляет целый мир, и это отражается и на всем мироздании. Все начинается с семьи - даже мир во всем мире.


3.    Семь дней и все что в них

Эли Бар-Яалом (Хатуль)
В каком мы Дне Творения?

Описание каждого из Дней кончается фразой "и был вечер, и было утро, день такой-то". Эта фраза как бы подводит итог абзацу, где описано детально, что именно произошло в этот День в каждой из двух фаз: эрев и бóкер. Наконец, наступает Седьмой День, Шаббат. Но после описания Седьмого Дня нет перехода "и был вечер, и было утро". Абзац не завершён, и это неудивительно: Седьмой День Творения длится до сих пор.

Нет смысла спрашивать, какова "протяжённость" Дня Творения: Дни Творения протекают в другом, божественном измерении времени. Так нет смысла устанавливать соответствие между этапами написания романа и временем, которое проходит для героев внутри романа! В литургическом стихотворении, автором которого - по древней традиции - считается сам Моше (Моисей, составитель Торы), сказано: тысяча лет в Твоих глазах - как ушедший вчерашний день (Техиллим /Псалтырь/ 90,4). Ясно, что речь не может идти о каком-то фиксированном периоде (в еврейском календаре даже обычные сутки не имеют постоянной длины) или о земных сутках (до Четвёртого Дня не существовало и самого понятия "солнце"!). Более того, мы знаем, что рассказ о Днях Творения описывает создание не только Земли, но и вообще всей Вселенной. "Геоцентричность" повествования призвана создать у читателя ощущение причастности: создан не какой-то абстрактный космос, а тот мир, где ты живёшь.

Каждый из Дней Творения вносит новое в схему мироздания - вплоть до Седьмого Дня, в который устанавливается и освящается "отдых Творца". Почему Он нуждается в отдыхе и что это за отдых? Читаем стих третий главы второй:

И благословил Бог День Седьмой, и освятил его - ведь в этот день он успокоился от всяческого труда, который ТВОРИЛ (бара') Бог, чтобы ДЕЛАТЬ (ла'асот, корень 'аса).

В иврите различаются четыре глагола, связанных с творением:

(1) бара' - творение из ничего (как был сотворён Свет)
(2) яцар - творение из первичного сырья (как горшечник, создающий горшок)
(3) кана - творение методом эволюции (как мать, создающая ребенка)
(4) 'аса - "делание", творение через сочетание разных элементов и изменения взаимоотношений между ними ("делать работу", "делать войну, или мир", "делать себе кумира").

Итак, в Седьмой День Творец "отдыхает" от ТВОРЕНИЯ ("бара"), чтобы ДЕЛАТЬ ("'аса"). И вовсе Он не нуждается в отдыхе: просто это - один из этапов развития сотворённого мира; в этот период в нём должны протекать процессы согласно уже сформулированным законам, иначе эти законы не имеют никакого смысла. На этот период приостановлено "творение из ничего", то-есть вступил в силу закон сохранения энергии, хорошо знакомый нам из классической физики. Этот закон и есть математическая формулировка Седьмого Дня: ex nihilo nihil fit, "из ничего ничего не творится" - так сформулировал его ещё в римские времена философ Тит Лукреций Кар.

Все наше реально обозримое время относится к Седьмому Дню, и та, первая Неделя не предшествовала остальным неделям: напротив, все наши недели являются малыми копиями той Великой Недели, её "образом и подобием" - так же, как сами мы содержим в себе мир в миниатюре (в каббалистической книге "Зоhар" человек постоянно называется олам би-зъэйр-анпин, "мир в миниатюре"); и так же, как всё сотворённое, особенно человек, являются образом и подобием Самого Творца.

Все исторические события, знакомые нам из учебников, происходили в Седьмом Дне Творения. Но нам предсказано, что этот День - не последний. Ахарит hа-ямим, "то, что будет после Дней", встречается ещё в благословении Яакова своим сыновьям, в конце книги Берешит. Там оно означает "отдалённое будущее". С этим выражением мы встречаемся вновь в пророчестве Билъама (книга Бамидбар) и в пророчестве Моше (дважды, в начале и в конце книги Дварим). Согласно мнению НаЦИВа (р. Нафтали Цви Йехуда Берлин), это выражение означает "после окончания нынешней эпохи". Более поздние пророки (Йешаъяху /Исайя/, Йирмеяху /Иеремия/, Миха /Михей/ и другие) используют этот оборот в значении "после окончания всей исторической эпохи", "во время или после конца света". Можно представить себе, что здесь ахарит hа-ямим приобретает смысл "конец Дней Творения, включая Седьмой". Обращаем внимание, что сам Моше в главе"Ницавим" говорит об этом будущем так: И сделает Единый обрезание сердца вам и потомкам вашим, ради вашей любви к Единому, Богу вашему, всем сердцем и всей душой - ради вашей жизни (Дварим 30,6). Духовная трансформация мира (или народа) сравнивается здесь с обрядом обрезания, который, как известно, проходит на восьмой день от рождения ребёнка.

Из всего этого мы видим, что пророчества о новом времени, о возвращении в мир прямого присутствия Единого, относится к Восьмому Дню Творения, который должен сменить нынешний, Седьмой, и стать для него ахарит hа-ямим.

Примечание 1: еврейский календарь "от сотворения мира" - поздний и достаточно условный: он создан посредством линейного суммирования всех сроков жизни, названных в Торе. В самой Торе нет такой системы исчисления времени. После Исхода из Египта евреи использовали календарь "от Исхода", который затем сменился календарем "от воцарения такого-то царя" (480 год от Исхода - 4 год от воцарения Шломо). После вавилонского пленения (586 г. до н.э.) стали измерять время в годах "от разрушения Храма", а затем вошел в обиход нынешний календарь. Дословное восприятие этого календаря - и гипотеза о том, что мирозданию меньше шести тысяч лет - немедленно приводит к хронологическим противоречиям в самом ТаНаХе. Тем не менее, нельзя не отметить, что такое упрощённое толкование распространено среди верующих евреев (хоть и не общепринято).

Примечание 2: наше базисное положение - «мы живём в Седьмом Дне Творения, а выражение "то, что после дней" обозначает Восьмой День» - подтверждается из текста Торы, из внутренней логики Торы, а также из фактов, известных нам о мире, в котором мы живём; тем не менее, оно далеко не общепринято в еврейском мире. Это положение является одним из основных в нашем подходе к пониманию Торы.

Что создал Бог на Седьмой День?

С первого же прочтения Торы читателя привлекает внутренняя симметрия, стройность текста Торы. Царь Давид говорит о ней: Тора Единого целостна, она - отдых для души (Тэhиллим /Псалтырь/ 19,8). Эта симметричность проявляется в строении рассказа о Днях Творения. Мы уже говорили о фазах "и создал" и "и отделил", они же "вечер" и "утро". Но и сами Дни симметричны. Легко видеть, что Четвёртый День является развитием Первого, Пятый - Второго, а Шестой - Третьего. Таким образом к нынешнему, Седьмому Дню мир сам становится системой.

Создаёт ли Единый что-либо в Седьмой День Творения? Да! Идею сохранения статус-кво, идею того, что можно и не творить. Как мы уже говорили, закон сохранения энергии есть закон Седьмого Дня, и до Седьмого Дня этого закона не было. Но если на Седьмой День Бог создалсохранение, если это - "вечер" (эрев) Седьмого Дня, то что же - "утро" (бокер) этого Дня? Что же Он отделил (или ещё отделяет - ведь День ещё не окончен)?

Все наши священные книги - Тора /Учение/, Невиим /Пророки/ и Ктувим /Писания/ (вместе их сокращённо называют ТаНаХ) - посвящены так или иначе ответу на этот вопрос. Седьмой День - время испытаний. От проверки первых людей при помощи плода Познания, через Каина, Ноаха, Авраама и далее до наших дней - Единый ищет среди созданных Им тех людей, которые достойны занять в общении с Ним положениесо-творца, реализуя возможность, заложенную в каждом из людей - ведь все мы созданы по Его образу и подобию: творцы, подобные Творцу (об этом речь ниже).

Эти люди, прошедшие испытания, называются цаддиким, праведники, чье царство - будущий мир, мир Восьмого Дня Творения. Под словом "праведник" часто понимают нечто безликое - "человек, который никому не вредит". Но настоящий праведник - человек активный, взваливающий на плечи ответственность за окружающий мир: праведник - основа мира, говорит царь Шломо /Соломон/ в Книге Притч (Мишлей 10,25). Праведник - не тот, кто не грешит никогда: таких людей нет на свете. Тора учит нас на примере грехов и ошибок величайших людей, больше всего - Моше. Праведник - тот, кто не открещивается от своих ошибок, подобно Адаму нашей главы: женщина, которую Ты навязал мне - она дала мне от этого древа, вот я и съел (Берешит 3,12). Он отвечает за них и делает всё возможное (а иногда и невозможное), чтобы исправить их. Поэтому праведник - человек будущего. Об этом пророчит Йеша'ягу /Исайя/: А народ твой - все праведники, навеки унаследуют они Землю... [они] те творения рук Моих, которыми я могу гордиться (Йеша'ягу 60,21)

На протяжении долгого, многовекового Седьмого Дня Единый "отдыхает", но этот отдых - тоже работа: Он создал принцип сохранения, постоянства - и в рамках этого принципа отделяет пригодное к работе от непригодного к работе. К той работе, которая начнется на Восьмой День, началом новой рабочей недели Творца. Это отделение и есть "бокер", "утро" Дня Седьмого.


Образ и подобие?

Каждый год нам предписано начинать чтение Торы с самого начала. На иврите так и говорят: леhатхúль ми-Берешúт - "начинать с «В начале»": с того самого «В начале», в котором создал Бог небо и землю.

С одной стороны - прекрасное чувство освобождения: прошлое позади! Перевернута страница, перед нами чистый лист, пиши без помарок, создавай свой мир, строй заново свою жизнь, свои отношения с Богом, людьми и вселенной: новая метла чисто метёт, заметая все старые ошибки, грехи, проблемы: ми-Берешит!. Новый год - новая, с первой буковки, Тора - новый шанс понять исполнить своё жизненное предначертание.

А с другой стороны - пугающее, каторжное ощущение Сизифа из греческой легенды, который докатил-было свой камень до вершины горы, но вдруг камень опять рухнул к подножию, и опять нужно начинать ми-Берешит: катить камень с самого начала, уже предчувствуя, что через год он снова вырвется из рук...

Как же нам примирить эти чувства накануне шаббат Берешит, субботы, когда читается первая глава первой книги Торы? Какое из них вернее?

Это зависит от нас. Одна из еврейских молитв говорит, что Единый мехадеш бе-холь йом маасэ Берешит: "каждый день совершает заново сотворение мира". Буквально вместо "сотворения мира" сказано "дело (маасЭ), [начинающееся со слов] «В начале»". Процесс творения не прекращается, тем он и прекрасен. А человек - соучастник этого процесса.

Образный язык книги "Берешит" описывает решение о создании человека такой фразой: и сказал Бог: сделаем-ка человека по Нашему образу и подобию (1,26). Множественное число здесь употребляется оттого, что нам образно показывается процесс размышления Единого, его разговора с Самим Собой; так и человек, решающий задачу, говорит сам себе: "а если мы подставим икс вот сюда?".

Каждый из нас - образ и подобие Творца. Конечно, не во внешнем виде: Единого невозможно описать материально, понятие о теле к Нему неприменимо. Нет, наше сходство с Богом иное: мы, как и Он, можем творить чудеса.

Это выглядит абсурдно. Человек, который "внезапно смертен", который не может излечить собственный насморк, починить кран у себя на кухне - это вот этот - чудотворец?

Вот смотрю я на Твои небеса, сработанные Твоими пальцами; на луну и звёзды, что Ты разместил - что же такое слабый человек, что Ты помнишь о нём, и сын Адама, что Ты о нём вспоминаешь? А (ведь) Ты сделал его без малого Божественным, увенчал его честью и великолепием, дал ему власть над творением Твоих рук - всё Ты поместил под ногами его (Тэhиллим /Псалтырь/ 8,4-7).

Царь Давид тоже удивляется такому противопоставлению. При этом последние фразы фрагмента из псалма - явная аллюзия на Тору, на нашу недельную главу: пусть они (люди) правят рыбою морской, птицею небесной, всей землей и всеми гадами, ползающими по земле (1,26). Размышляя над главой "Берешит", царь Давид дал ключ к решению, указал на грань между нашей беспомощностью и нашим всемогуществом.

"ТЫ сделал его без малого Божественным"; "ТЫ поместил под ногами его".

Я - человек. Я - часть системы Божественного творения. Меня создал Единый, чтобы быть полноправным соучастником Творения. Он наделил - и наделит - меня всеми свойствами, которые понадобятся для того, чтобы выполнить мою задачу; остальное я сделаю сам.

Это не означает, что я могу использовать Имя Единого, чтобы прикрыть свои корыстные цели. Это не означает также, что я - раб, исполнитель Его воли, а не своей. Потому что любая моя воля, которая делается во Имя Бога, во имя Его творения, а не во имя моего "я", чтобы потешить мои эгоистические эмоции - любая моя благая воля есть Воля Бога. Это Он воспользовался мной, чтобы привнести эту волю, эту идею, этот замысел в мир. И если я захочу - ради Бога, ради Творения, наконец, просто ради своих близких - воплотить свою идею, то Единый даст мне все качества, нужные для этого: а работать буду я сам (то-есть: это Он будет работать через меня).

Превосходная метафора была привнесена в мир великим английским писателем, профессором Дж.Р.Р. Толкином (1892-1973). Толкин - не еврей, а христианин; но идеи его книг зачастую ближе к философии иудаизма, чем к той религии, в которой он был воспитан.

Его рассказ "Айнулиндалэ" - "Музыка Священных" - описывает сотворение Вселенной. Первые сотворенные существа (ангелы) вместе играют великую музыку, и она превращается в мир, в котором им предстоит жить. Судя по описанию, эта музыка - не строго зафиксированное произведение; она подчиняется основным законам, которые Единый изложил музыкантам, но они импровизируют. И цель этой импровизации - чтобы музыка была лучше и прекрасней. И такая импровизация священна, она - от Единого. Толкин выводит одного из музыкантов, Мелькора, который заводит в общем хоре мелодию, дисгармонирующую с остальными, нарушающую основные музыкальные законы (заповеди!), о которых договорились Единый с остальными участниками; всё это он делает не ради музыки, а ради своего величия. Эта музыка и становится в мире всем, что мы называем "зло", а Мелькор становится прародителем зла.

Нам, людям, сынам Адама, дана возможность играть свою мелодию. Единый обеспечивает нас способностью звучать, Он заложил в нас "музыкальный слух", совесть, внутренний голос, говорящий нам, что хорошо, а что нет; а вести свою партию должны мы. И вера в Единого оборачивается уверенностью, что Он не подведёт; а уверенность, что Он не подведёт, оборачивается верой в свой успех; а вера в успех обернется успехом, на том стоит мир.

Такой подход даёт нам надежду с каждым годом усовершенствовать свою мелодию и достичь такого уровня гармонии с мирозданием, что мы действительно сможем творить чудеса. Вместо тягостного замкнутого круга мы получаем спираль - постепенное приближение человека к Богу: переход от беспомощности к всемогуществу. Этот путь - творческий (пусть даже мы не пишем стихов и не играем на видимых глазу музыкальных инструментах). Это - одна из двух сторон той работы над собой, на которую нам указывает глава "Берешит": общая сторона. Потому что этот потенциал - общий знаменатель всего рода человеческого, он есть у любого человека: как бы он ни выглядел сегодня, на какой бы стадии духовного развития он ни находился, по каким маякам бы он ни выбирал свой путь.

При этом все мы, сотворенные по образу и подобию - разные. У любого человека есть свой, неповторимый, Негасимый Свет - то, что он (и никто другой) способен внести в мир. И здесь-то и начинается вторая сторона работы над собой по главе "Берешит" (а начинать работать стоит над обеими сторонами одновременно).

И сказал Бог: да будет свет! И стал свет. И оценил Бог свет, что он - хорош; и разделил Бог между светом и тьмой (1,3-4).

Останемся в рамках терминологии "свет = энергетический потенциал = то хорошее, что человек может привнести в мир" (даже если кто-либо из читателей не любит света как физического явления, предпочитая темноту). Тогда наша работа - выделить в себе свет и отделить его от окружающей тьмы. Среди тысяч побочных, посторонних мыслей и привычек найти то, настоящее, чем действительно стоит жить: то, что действительно моё, а не наносное, возникшее из давних компромиссов и комплексов. То, за что я готов принять ответственность; под чем я готов подписаться. То чудо, которое я хотел бы сотворить.

И тогда то, что мы хотим и можем внести в мир, изменит его; и тогда долгий отдых творения сменится новой рабочей неделей. И будет вечер, и будет утро.

  

  
   
            
 
Все фотографии и тексты на сайте являются собственностью Проекта Кешер.