Проекткешер
Преобразуем мир энергией и делами женщин
facebook Однокласники facebook
Присоединяйтесь к нам:

Ваигаш

Краткое содержание главы "Ваигаш"

Брейшит (Бытие) 44:18-47:27


 
Йеуда подступает к Йосефу, умоляя его освободить Бинъямина, и предлагает, чтобы правитель Египта взял его себе рабом вместо Бинъямина. Убедившись в преданности братьев друг другу, Йосеф раскрывает себя братьям. "Я - Йосеф!" - провозглашает он. - "Жив ли еще мой отец?"
Братья охвачены стыдом и раскаянием, но Йосеф утешает их, говоря, что на самом деле не по их воле он оказался в Египте, но Всевышний послал его туда для будущего спасения семьи от голода.
Братья возвращаются к отцу в Землю Кнаан с радостной вестью. Яаков прибывает в Египет вместе с сыновьями и их семьями - семьдесят душ в общей сложности - и наконец, воссоединяется с любимым сыном после 22 лет разлуки. По пути в Египет он получает обещание от Всевышнего: "Не бойся спуститься в Египет, ибо там Я сделаю тебя великим народом. Я спущусь с тобою в Египет и Я непременно подниму тебя оттуда вновь".
В течение голодных лет Йосеф собирает Б-гатство Египта, продавая хлеб, собранный в годы изобилия.
Фараон дает Яакову для поселения плодородную землю Гошен, и его семья процветает в Египте.


Уроки недельной главы:

1.    Полюс и пол
2.    Не время плакать
3.    Прощение


1.    Полюс и пол.

Арье Барац
Весть о том, что Йосеф жив, доходит до Иакова. "И сказал Израиль: довольно! еще Йосеф, сын мой жив; пойду и увижу его, прежде чем умру. И отправился Израиль со всем, что у него, и пришел в Беер-Шеву, и принес жертвы Б-гу отца своего Ицхака. И говорил Б-г Израилю в видениях ночных, и сказал: Иаков! Иаков! И он сказал: вот я. И он сказал: Я Б-г, Б-г отца твоего; не бойся сойти в Египет, ибо народом великим Я сделаю тебя там. Я сойду с тобой в Египет, Я и выведу тебя обратно; и Йосеф положит руку свою на глаза твои" (Берешит 45.28-46.4)
Далее следует перечень всех душ семейства Израилева, спустившихся в Египет, и описывается, как они устроились на новом месте в земле Гошен. Таким образом, мы видим, что, не смотря на то, что "внутриизральский" конфликт, конфликт между Йосефом и братьями, оказался наиболее горячим из всех предшествующих братских конфликтов, закончился он полным примирением и всеобщим благополучием.
Благодаря доброй воле и раскаянию братьев, Б - жественный промысел вобрал в себя все издержки, всю прежнюю злобу и обратил их во благо. "Не вы послали меня сюда, но Б-г", - с полным правом смог сказать своим братьям Йосеф (45.8.).
"В их воле было выразить чудо единства Израиля, существующего вопреки всем расколам", - пишет в связи с этим примирением р. Броер в своей книге "Перкей моадот", и продолжает: "Черта, пролегающая между сынами Израиля и между сынами Лота и сынами Эсава, разделяет между святым и будничным. По одну сторону этой черты молятся Б-гу Израиля, Творцу неба и земли, по другую - божествам земли. В противоположность этому та же черта, пролегающая между сынами Гада и Рувена и другими коленами, разделяет между святым и святым. На восток от Иордана и на запад молятся Б-гу Израиля, и один народ живет по обеим сторонам".
В чем же специфика отделения "святого" от "святого", как это сравнить с отделением "святого" от "будничного"?
Р. Броер пишет: "Был избран первенец Рахели и отодвинут первенец Леи. Это избрание сродни тому, которое имело место в отношении Авраама и Иакова. Йосеф был избран относительно Рувена, точно так же, как Авраам был избран относительно Лота, а Иаков относительно Эсава. По этой причине сыны Рувена и сыны Гада попросили остаться на восточной стороне Иордана: "Земля, которую Господь поразил перед общиной Израиля, это место для скота, а у рабов твоих скот" (Бемидбар 32.4). (Ср. "Ибо имущество их было слишком велико, чтобы жить вместе, и земля пребывания их не могла вместить их из-за стад их" Берешит 36.7).
Книга Берешит развивается под знаком того, что избранный брат "селится в земле Канаан", западнее Иордана, а брат отвергнутый селится на "другой стороне"... Иордан означает пограничную линию, отделяющую святое от будничного, обозначает линию избрания, - и в этом суть книги Берешит.
История этого конфликта не завершилась с избранием Израиля, но продолжилась внутри него. Эта история продолжилась в отношениях между потомками Леи и потомками Рахели. Результатом ее явилось отстранение первородства Рувена, бывшего первенцем Леи, и перенос его к Йосефу, бывшему первенцем Рахели. При этом видно, что отстранение Рувена привело к аналогичному отстранению Гада, бывшего первенцем служанки Леи... Отстранение Рувена повлекло также и отстранение Гада. Эти два колена могут претендовать на права первенцев.
Благодаря этому понятна просьба сыновей Рувена и сыновей Гада предоставить им земли, лежащие на восток от Иордана... Ведь как мы усвоили из предыдущего, это избрание осуществляется не благодаря прямому вмешательству Господа, но благодаря естественному ходу событий. Лот и Эсав оказались на востоке Иордана в результате имущественных споров. И эта же особенность проявляется в отношении Рувена и Гада: они остаются на восточной стороне Иордана, потому что имели "множество скота".
Таким образом, мы видим, что отстраненные в результате избрания оседают на "другой стороне": Эдом, Моав и Аммон на Юге, Рувен и Гад на севере. Между ними имеется только одна разница: Эдом, Моав и Амон выведены полностью из судьбы Израиля, в то время как Рувен и Гад выведены из причастности к первородству".
«Святое» и «будничное» - это не просто духовные, но также и четкие пространственные категории, без которых практически невозможно понять содержание книги Берешит.
Но для чего все-таки требуется разделение на "святое" и "святое", если уже имеет место разделение на "святое" и "будничное"? Какой вообще смысл может иметься в соотнесении двух тождественных предметов?
А ведь разделение на "святое" и "святое" - это бесспорная духовная действительность. Мы знаем, как сурово прореагировал Всевышний на бунт Кораха, заявившего, что "вся община, все святы", - земля разверзлась, и отрицатель разделения между "святым" и "святым" живым сошел в преисподнюю.
Симметрия
Прежде всего следует отметить, что разделение между "святым" и "святым", осмысленно лишь в контексте разделения между "святым" и "будничным". Это отделение углубляет, усиливает избранность, оно придает принципу дополнительности еще одно измерение. И имя этому измерению - симметрия.
Принцип симметрии обнаруживается во всех сферах бытия, он присущ и материи и духу, он присущ и живому и неживому, но в целом он выступает как некая общая примета жизненности, как некий порыв от небытия к бытию.
Иудаизм учит, что в основе этой пронизывающей все уровни бытия симметрии, в основе правого и левого лежат два имени Всевышнего. В соответствии с этим разделением даже сфирот делятся на "правые" (они же "мужские") и "левые" (они же "женские").
Четырехбуквенное имя, переводимое на русский язык как "Господь" и соответствующее мужскому началу, а также божественным качествам мудрости и милости - образует правую сторону.
Имя Элоким, переводимое на русский язык как "Б-г" и соответствующее женскому началу, а также божественным качествам разума и суда, порождает сторону левую.
Итак, правое и левое - т.е. присущая предметам симметрия - это одна из глубинных характеристик бытия, которую иудаизм исходно усматривает в самом Б-ге.
Правая и левая стороны - это такие же фундаментальные категории, как мужской и женский пол. Но именно из этого сравнения легко усвоить, какой смысл имеет разделение на "святое" и "святое" сравнительно с разделением на "святое" и "будничное".
Эти разделения отличаются между собой так же, как взаимоотношения полюсов отличаются от взаимоотношения полов. Причем полюс первичнее пола. В самом деле, женщина была сделана (Берешит 2.21) из "бока", т.е. из "стороны", из "полюса" человека (ивритское слово "цела" означает не только "ребро", но так же и просто "сторону").
Итак, в основе пронизывающей устои бытия симметрии, в основе правого и левого лежит два имени Б-га. Правое и левое - это разделение внутри "святого", это две стороны одной "святости", одного субъекта. В то время как "святое" и "будничное", также коренящиеся в двух именах Всевышнего, - это два различных субъекта, мужчина и женщина, т.е. два субъекта, предназначенные к партнерству, к сосуществованию.
Таким образом, если разделение между "святым" и "будничным" - это разделение между внешне различными индивидуальностями, стремящимися к единению, то разделение между "святым" и "святым" - это порыв к внутренней индивидуализации внутри одного субъекта.
Отделение "святого" от "святого" - это универсальное и загадочное явление симметрии, теория которой оказывается неким уточнением теории дополнительности, неким ее принципиальным оттенением.
В интересующем нас вопросе конфликта между братьями симметрия имеет географическое выражение. Линия Иордана симметрично делит Землю. Причем знаменательно, что эта линия - в равной мере линия раздела и между "святым" и "святым", и между "святым" и "будничным". Ведь тем самым она может быть охарактеризована как линия реального, а не иллюзорного разделения.
В самом деле, если бы по восточную сторону Иордана не оказалось бы сынов Израиля, у нас бы возник серьезный соблазн воспринимать эту сторону как классическое зазеркалье, как чисто иллюзорный демонический мир. Ведь демонический мир - это мир отраженный, он характеризуется, прежде всего, своей онтологической несамостоятельностью, вторичностью и в этом смысле иллюзорностью. Человек и его изображение в зеркале абсолютно симметричны (без элементов асимметрии), но при этом зеркальная поверхность разделяет между реальностью и иллюзией.
Таким образом, то обстоятельство, что для разделения между "святым" и "святым" была использована та же линия Иордана, что и для разделения между "святым" и "будничным", дополнительно показывает, что "будничное" так же принадлежит бытию, как и "святое".


2.    Не время плакать


Р-н Йоси Голдман
 
Мудрейший из людей сказал, что есть время, когда нужно плакать. Это означает, что есть ситуации, когда плакать неуместно. И хотя точная фраза Царя Соломона звучит как "время плакать и время смеяться", очевидно, что есть времена, когда необходимы другие реакции. Очевидно, что жизнь не ограничивается лишь плачем и смехом.
Глава Торы "Вайигаш" рассказывает историю драматического воссоединения Йосефа с братьями. Хотя он обнимает их всех, самые сильные эмоции он испытывает, обнимая своего единственного единоутробного брата Биньямина. Йосеф был разделен с братьями, когда Биньямин был еще совсем ребенком, и Биньямин был единственным из братьев, никак не участвовавшем в заговоре против Йосефа. Их объятия были особенными: "И пал он (Йосеф) на шею Биньямину, брату своему, и заплакал; и Биньямин плакал на его шее" (Берейшит 45:14).
Раши, цитируя Талмуд, объясняет, что для обоих братьев этот плач был чем-то гораздо большим сиюминутного переживания, он был ни чем иным, как пророчеством. Йосеф оплакивал Первый и Второй Иерусалимский Храм, которые должны были находиться на землях колена Биньямина и которым суждено было быть разрушенными. А Биньямин плакал о Святилище в Шило, которое будет возведено в уделе Йосефа и которому также суждено быть разрушенным.
Вопрос в том, почему каждый из них оплакивал разрушение в уделе другого? Почему они не плакали о своих разрушениях?
Любавический Ребе говорит, что когда дело касается чужих проблем, мы можем попытаться помочь, но не можем решить эти проблемы. Даже близкие друзья могут сделать не так много. Мы можем предложить щедрую помощь, поддержку и самый лучший в мире совет, но остальное остается за самим человеком. Не важно, насколько энергичны будут наши попытки помочь, не существует гарантии, что они окажутся успешными. Как бы сильно мы не пытались помочь, только сам человек обладает возможностью разрешить свою ситуацию.
Так что если мы убеждены, что сделали абсолютно все возможное для другого человека и все равно не сумели добиться удовлетворительного результата, единственное, что мы можем сделать – это пролить слезу. Мы можем молиться, мы можем сочувствовать. Помимо этого мы мало что можем сделать. Если мы пытались помочь и не смогли, единственное, что нам остается – это плакать.
Но когда дело касается наших собственных проблем и испытаний, нашего собственного "разрушения", мы не должны довольствоваться рыданиями. Мы не можем позволить себе роскошь сдаться и поплакать. Если это наша проблема, значит наша обязанность подступать к ней снова и снова, пока мы не решим ее. За других мы можем плакать; но для себя мы должны действовать.
Шестьдесят пять лет назад, духовные лидеры общин Европы подсчитывали потери. В миллионах! Величайшие хасидские дворы Польши, престижные ешивы Литвы – все было уничтожено нацистами. И что же сделали эти праведные люди? Разве они сели и стали плакать? Конечно, были и слезы, и скорбь, и неописуемое горе, но акцент довольно быстро сместился на восстановление. И сегодня, слава Б-гу, те самые духовные центры отстроены и процветают на территории Израиля и США. Лидеры фокусировались на будущем. С усердием и по прошествии определенного времени они смогли воскресить и оживить свои уничтоженные общины.
Эти лидеры проливали горькие слезы о своих погибших сподвижниках, но они не сидели и не плакали о себе. Они поставили перед собой задачу восстановить – и преуспели в этом самым вдохновляющим и чудесным образом.
Когда у нас проблемы (а у кого их нет?), многие из нас только ноют, вздыхают и издают старый добрый йидеше-крехц (еврейский тяжкий вздох). Как много раз мы вздыхали: "Ну что я могу сделать?". И что это нам дает? Жалобы и стоны и больше ничего. Говоря словами пятого Любавического Ребе, рабби Шалом-Дов-Бера: "Одно хорошее дело стоит больше тысячи вздохов".
Пусть другие вздыхают. Если это ваша проблема - займитесь ей, решайте ее, работайте над ней. И вы поразитесь результатам.
Перевод Анны Каллер


3.    Прощение.

Зелиг Плискин
То, что сказал Йосеф братьям, было не просто попыткой спасти их от угрызений совести. Йосеф видел, что братьям очень стыдно, поэтому они могли поссориться на обратном пути.
И НЕ МОГ БОЛЬШЕ ЙОСЕФ СДЕРЖИВАТЬСЯ ПЕРЕД ВСЕМИ, КТО СТОЯЛ ПЕРЕД НИМ, И ВОСКЛИКНУЛ: ПУСТЬ ВСЕ ВЫЙДУТ ОТ МЕНЯ. И НИКТО НЕ СТОЯЛ С НИМ, КОГДА ЙОСЕФ ДАЛ СЕБЯ УЗНАТЬ БРАТЬЯМ (Берешит, 45:1)
Удивительно самообладание Йосефа. Его переполняли чувства, он больше не мог скрываться от братьев. И все же не дал эмоциям затмить разум, не сказал ничего, пока не вышли все египтяне, чтобы братьям не было стыдно в присутствии посторонних[1].
Открыв себя братьям, он добавил:
А ТЕПЕРЬ НЕ ТОСКУЙТЕ И НЕ РАССТРАИВАЙТЕСЬ, ЧТО МЕНЯ ПРОДАЛИ, ИБО ЭТО БОГ МЕНЯ ПОСЛАЛ ПЕРЕД ВАМИ, ЧТОБЫ ВАМ СОХРАНИТЬ ЖИЗНЬ (Берешит, 45:5)
Р. Йерухам Левовиц комментирует: в такой ситуации именно братья должны были успокаивать Йосефа и просить у него прощения. А мы видим, что он просит их не горевать и не расстраиваться.
Мы должны сознавать: Шулхан арух определяет закон для тех, кто делает зло. Но и для тех, кому сделали зло. К сожалению, очень часто обиженный считает себя вправе воздать обидчику «по заслугам» и отомстить «злодею» (даже если тот причинил зло по ошибке), потому что поступает «справедливо». Но Йосеф опередил братьев и сам их стал успокаивать (Даат Тора).
Однажды нищий перепутал с кем-то р. Зунделя Салантера и стал его ругать и проклинать. Р. Зундель молчал. Прохожие, знавшие рава, возмутились и хотели схватить нищего, но р. Зундель сказал, чтобы не трогали его и дали ему излить гнев. Вечером рав пришел к нищему домой и попросил прощения за то, что расстроил его (аЦадик рав Зундель).
ТАК НЕ ВЫ, А БОГ МЕНЯ СЮДА ПОСЛАЛ — ОН ПОСТАВИЛ МЕНЯ НАМЕСТНИКОМ [отцом] ФАРАОНА, ГЛАВОЙ ЕГО ДОМА И ПРАВИТЕЛЕМ НАД ЕГИПТОМ (Берешит, 45:8)
Конечно, Творец дал свободу выбора человеку, поэтому он может сделать другому что-то плохое, а тот вправе противостоять. Но потом надо быть готовым простить. То, что сказал Йосеф братьям, было не просто попыткой спасти их от угрызений совести, он действительно так думал, выражал искренние чувства и простил их. Разве станет человек сердиться на камень, который в него бросили? Так видит жизнь Тора[2].
И ОТПРАВИЛ [Йосеф] СВОИХ БРАТЬЕВ [к ним домой в Кнаан], И КОГДА ПОШЛИ, СКАЗАЛ: ИДИТЕ С МИРОМ (Берешит, 45:24).
Раши объясняет: Йосеф видел, что братьям очень стыдно, поэтому они могли поссориться на обратном пути. Один станет говорить другому: «Это ты во всем виноват, из-за тебя Йосефа продали в Египет; ты говорил о нем лашон гара, поэтому мы его возненавидели». Поэтому он изо всех сил старался предотвратить ссору братьев, которая могла произойти не только в его присутствии, но и потом (Даат Тора).


  

  
   
            
 
Все фотографии и тексты на сайте являются собственностью Проекта Кешер.